Меню

Инна Голованова: превратности судьбы...

31.12.2014 00:41 1 (11812)

Когда я познакомился с Инной, все называли ее исключительно Сильвой. Это «боевое имя» было настолько привычным, что никто даже и не задумывался, почему любительницу рока и джаза называют так же, как героиню классической оперетты...

Впрочем, сама Сильва считает, что никакого отношения к «королеве чардаша» Имре Кальмана ее второе имя не имеет.
— Честно говоря, я не знаю, почему все стали называть меня так, — говорит Инна. — Может, это пошло от английского слова silver (серебро) и моей любви к серебряным украшениям… Потом я еще долго носила шляпу с лентой, на которой красовались яблоки, — и к имени прибавилась фамилия: Сильва Яблочная...
Лично мне нравится версия, выдвинутая героем пьесы Александра Вампилова «Старший сын» Семеном Севостьяновым, который на вопрос, почему его назвали Сильвой, отвечал: «За веселость нрава»...

Из потомственных стиляг
— Интерес к альтернативной музыке возник у меня еще в детстве, — рассказывает Инна. — И на это очень сильно повлияли родители. Папа у меня из самых настоящих «стиляг», потому я с малых лет слушала джаз, Элвиса Пресли и «Битлз». Также мама и папа безумно любили авторскую песню, и у нас звучали Высоцкий, Окуджава, Визбор. Конечно, были и школа, и вуз, но моя настоящая жизнь всегда была вне учебных классов и аудиторий. Наверное, тогда же возникла и привязанность к стилю одежды, не похожему на других. Мама моя прекрасно шила, и я носила очень интересные и оригинальные вещи. Разве что увлечение спортом могло посоперничать с увлечением музыкой. Перед окончанием школы я познакомилась с челябинскими неформалами, узнала, кто такие хиппи, научилась плести фенечки и бусы. Некоторые я ношу до сих пор.
— А когда ты начала слушать русский рок?
— Наверное, чуть раньше остальных. Но, конечно, именно годы перестройки стали временем, когда рок-музыка просто завладела всем: на эстраде были рок-концерты, в театре — рок-оперы, в кино — фильмы с участием Виктора Цоя, Сергея Курехина и Бориса Гребенщикова... Волею судьбы я познакомилась со многими замечательными музыкантами — и челябинскими, и екатеринбургскими, и питерскими... Атмосфера тогда была особенная: например, я совершенно случайно попала за кулисы концерта в рамках знаменитого турне «Голосуй или проиграешь!» и запросто смогла пообщаться с Сергеем Галаниным, с группой «ЧайФ»... Когда я поехала на «Арт-старт» в Магнитогорск, познакомилась и с Валерием Ярушиным, и с Валерием Каримовым — мощными музыкантами, которые не только на меня, но и на многих начинающих рок-исполнителей оказали огромное влияние. Вообще, этот фестиваль, организованный Леонидом Голицыным, в свое время был таким эпохальным явлением — целых десять лет «выводил на орбиту» новые таланты. И какие! Достаточно вспомнить Андрея Крамаренко, Ольгу Сергееву, Михаила Филиппова...

Поперек течения
— Да, в Челябинске в свое время существовало немало центров притяжения для творческих людей... Теперь многое изменилось...
— И тем не менее продолжают работать, например, эстрадно-джазовая студия Виктора Риккера, студия «Бэби-джаз» Георгия Анохина. Конечно, к великому сожалению, сегодня хорошая, качественная музыка испытывает на себе огромное давление шоу-бизнеса. Для того чтобы «подняться», раскрутиться, нужны огромные средства, которые альтернативным музыкантам найти сложно, ведь чаще всего финансируют то, что «пипл хавает», извините. В девяностые годы многое делалось на чистом энтузиазме, где-то какими-то правдами и неправдами находилась аппаратура, помещения. Такое понятие как «спонсор» только входило в жизнь. Какие концерты были в «Сизой черепахе», в «Минотавре», в «Африке»! Кстати, с клубом «Минотавр» я была связана очень долго и наблюдала, как постепенно мы перерастаем рамки обычного студенческого клуба самодеятельной музыки, какие прекрасные, уже профессионально зрелые коллективы выходят на сцену. Но затем и помещение было потеряно, и сам клуб распался...
— А фестивали?
— Фестивалей именно музыкальных у нас в городе было не так уж много. Валерий Иванович Ярушин делал «Арт-Старт» — прекрасную стартовую площадку для музыкантов, и не только для рокеров, ведь фестиваль проходил несколько дней, и каждый день был посвящен своему стилю — барды, поп-музыка, рок. В жюри фестиваля сидели невероятно маститые люди. Он проходил при поддержке городской администрации. Но в какой-то момент городу это стало не нужно, и фестиваль заглох. В Магнитогорске еще оставалась «Арт-платформа», на которую рокеры съезжались со всей области и не только, но умер идейный вдохновитель и директор ДК Леонид Голицын…
— «Минотавр» проводил свой фест — «Барышня и рок-н-ролл», тоже очень интересное было событие.
— Для меня лично очень многое значит мотофестиваль байк-клуба Wings, потому что в этом проекте я принимала непосредственное участие как один из организаторов вместе с мотоклубом, с которым я дружу уже много лет, и чьи цвета (символику) я с гордостью ношу. Отбирала рок-группы для выступлений, писала сценарий, стояла непосредственно на сцене в качестве ведущей... Конечно, это была не просто «школа менеджмента», как сейчас говорят. Благодаря этому проекту я узнала, как много замечательных музыкантов живут на Южном Урале. У нас на сцене выступали невероятно талантливые группы: «Макинтош», «Рожков бэнд», «Д.В.Е.Р.И.», «ЭсПи» и многие другие — всех не перечислить, и каждая по-своему удивительна. Особо я горжусь тем, что на фестивале выступали группы «Индиго Дива» и «Тюргэн Кам». Они, по моему мнению, — одни из самых оригинальных и ярких коллективов не только на Урале, но и в России. Жаль, что после пяти лет успеха история фестиваля завершилась, и опять-таки по финансовым причинам. Но я очень надеюсь, что это не конец, а небольшая передышка, и скоро мотофестиваль Wings вновь появится на культурной афише нашего города.
— И все же только недостаток средств стал причиной того, что группы из Челябинска так и не вышли на всероссийскую сцену?
— Нет, конечно же, не только. Наши челябинские рокеры — особые люди. По моему мнению, екатеринбуржцы, например, все время умудряются «попасть в струю», укрепить свою популярность на волне интереса к тому или иному музыкальному направлению. Когда была интересна музыка в стиле группы Cure, сверхпопулярна стала «Агата Кристи», потом, когда в моду вошла «Нирвана», появилась екатеринбуржская «Сансара»... А наши музыканты все время идут как бы «поперек течения». Они не стремятся подстроиться под общую тенденцию, они делают некоммерческую, честную, умную и нежную музыку. Зачастую наши музыканты, мне кажется, опережали время — например, великолепные инструменталисты «Киты». Если бы они появились сегодня, когда подобная музыка находится на пике моды, возможно, это был бы прорыв. Но в свое время группа осталась непонятой. То же можно сказать о группах «Плаксы», «Фангорн», «Возвращение», «Сабака скэт бэнд» и многих других великолепных челябинских коллективах. У них была, конечно, своя аудитория, но она так немногочисленна в масштабах страны... Группа «Томас» стала приятным исключением из правил: они перебрались в Москву и вполне известны и успешны. Конечно же, не могу не упомянуть еще одних наших земляков — «Ариэль». Они, конечно же, мастодонты. И великое счастье, что этот прекрасный коллектив прославился еще задолго до перестройки и их потопить уже невозможно.
Кстати, Роман Грибанов в прошлом году выпустил книгу «Челябинск. Рок». Я даже немного поучаствовала в этом проекте: предоставила фотографии из своих «запасов», какими-то воспоминаниями поделилась. Хоть таким образом удалось увековечить наших невероятно талантливых рокеров. Еще один прекрасный проект Романа — серия клипов на песни челябинских музыкантов.
— А надежда на «молодую поросль» есть?
— Надежда есть, потому что талантливых молодых ребят очень много. Но им надо помогать! К сожалению, сегодня группы, которые ничего не представляют из себя в музыкальном плане, — самые напористые и амбициозные. А настоящие гении все какие-то неуверенные в себе, сомневающиеся... Потому очень важно внимание хорошего продюсера с чутким слухом. Но у нас в городе продюсерских центров нет. Что-то подобное пытаются делать пара человек, но для большого города этого крайне мало... Очень жаль, что очень многие музыканты просто ушли из музыки, так как в провинции заработать творчеством на жизнь практически невозможно. Хотя некоторые, конечно же, выбираются, чаще поодиночке, в Москву, играют с крупными известными музыкантами — «Звери», «Zнаки», еще много с кем. А кто-то занялся бизнесом, кто-то просто работает по полученной в вузе специальности. Счастье, если удается совмещать музыку и работу: днем клерк, вечером — музыкант. Увы, никакой среды, которая позволяла бы нормально зарабатывать именно творчеством, в нашем обществе нет, или эта ниша настолько мала, что давно и надежно занята... Поэтому в лучшем случае музыканты сегодня играют в клубах или ресторанах, потому что это нужно людям, это музыка, это не серая обыденность... Сейчас, к счастью, таких площадок много.

Лучший проект
— Чем же ты занимаешься сегодня?
— Воспитанием детей. Если бы кто-нибудь десять лет назад сказал мне, что я буду многодетной мамой, у меня будет три дочери и я много лет буду в декретном отпуске, то я бы просто рассмеялась ему в лицо. Но именно так и произошло, и я, конечно же, ни секунды об этом не жалею, потому что у меня просто замечательная семья. Мы все — достаточно творческие люди. Муж, правда, задвинул свой художественный талант на второй план — он программист. Я занимаюсь всем понемногу: шью игрушки, делаю керамику. А дочки... Старшие уже и лепят, и танцуют, словом, всячески радуют нас. А младшая еще маленькая — ей всего полтора года, но уже вслед за сестрами пытается рисовать и лепить из глины...
Ну и все-таки я не оставляю надежду, что Челябинск снова станет местом проведения крупных музыкальных фестивалей, в которых я очень надеюсь принять участие.


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»