Меню

Другая сторона театра

05.12.2014 10:52 93 (11804)

Напоминаем, наш автор Татьяна Царегородцева в течение 30 дней пробует себя в разных видах деятельности. Предыдущая статья была посвящена воркауту. И вот — октябрь, театральная студия и новые впечатления

 
В восьмидесятые был очень популярен фильм «Карнавал» с Ириной Муравьевой в главной роли. Мне, несмотря на то что я родилась значительно позже, тоже довелось этот фильм посмотреть и влюбиться в сюжет.
Идеей стать известным в сфере искусства заражены многие... Но у очень немногих получается пройти этот путь. Те, кто когда-то мечтал стать актером, певцом или танцором, занимают сейчас места офисных работников, экономистов, юристов, оставив свою мечту позади, в прошлом. А зря.
Я не устану повторять, что мы все живем в мире удивительных возможностей. В таком мире, где расставаться со своей мечтой просто непростительно. Потому что мечты, в особенности такие — связанные с миром души, просто необходимо исполнять.
В 1996 году театр «Манекен» в подвале дома по улице Сони Кривой, 79а, открыл студию. После театр переехал, а студия так и осталась на прежнем месте. И с тех пор этот «волшебный подвал» — место исполнения мечты многих, кто давно лелеет мысль стать актером несмотря ни на что.
Октябрь. Новые 30 дней, и я иду на прослушивание в студию-театр «Манекен».
 

День первый
Это был, без преувеличения, потрясающий день. Такого количества впечатлений и такого ощущения счастья у меня не было давно.
Просмотр. Большое количество желающих, множество лиц, множество эмоций. Все готовят басню, стих и прозу. И я тоже. С басней и стихом решила не заморачиваться, взяв то, что помню из школьной и университетской программы. Учила прозу.
Как же сложно учить прозу: ведь там не просто рифма — там мысли, и мысли не твои, а абсолютно другого человека. И их нужно не просто вызубрить — их нужно понять и прочувствовать.
Мое время подошло, и я вышла на середину сцены под свет софитов. Бьет в глаза нещадно. Рассказываю, а колени дрожат, голос дрожит, и даже мысли дрожат так, что ни уловить, ни вспомнить. Но ребята из труппы и руководитель студии Владимир Федорович Филонов быстро привели в чувство своим доброжелательным настроем. Стих, басня, прозу переврала всю, да и какая разница. Главное — не впасть в ступор. Главное, чтобы остался смысл. Потом пела. Так как не распевалась, то пела недолго. А потом смотрела других ребят...

День пятый
Боже мой, боже мой, боже мой! Сегодня был поистине поразительно-прекрасный день!
Мое утро началось за полчаса до начала тренинга. Пришлось очень быстро проснуться, умыться, одеться и выбежать на улицу. Я купила какао в ларьке у дома и направилась в студию. Дорога шла через парк, желтые листья падали под ноги, но, прибитые дождем, не шуршали под ногами, а лежали мягкой периной.
В студии уже было полно людей. Все ждали тренинга. Нашим проводником по студии (куратором нового набора по-официальному) стал Денис Семенов. Мы приступили к заданиям. Для начала всем пришлось снять обувь и остаться босиком — таково было желание нашего куратора. Опущу первый час тренинга из трех, потому как там была разминка и вполне понятные задания.
К началу второго часа после небольшого перерыва мы вернулись на сцену и увидели большое количество раскрашенных бутылок из-под воды и барабаны. Мы распределили инструменты (да, как оказалось, бутылки тоже были ими). Парни принесли скамейки, и все расселись друг напротив друга, по два человека на «барабан». Скамейки образовали квадрат, а внутри него за большим железным барабаном поместились еще шесть человек, в числе которых была и я. Мы начали играть. Вначале было сложно попасть в ритм, сыграться со всеми, кто с тобой, со всеми, кто вокруг. В какой-то момент вся эта затея даже показалась глупой, но потом... Потом музыка захлестнула с головой, с сердцем и полилась изнутри. Напротив меня сидела девушка со светлыми волосами и с огоньком в глазах, с ней мы были на одной волне. Мы начали импровизировать, и за нами невольно подхватывали остальные. Было супер! Было незабываемо!

День седьмой
Когда шла в студию, то знала, что поприсутствовать на репетиции сегодня не получится и занятий для новичков тоже нет. Думала, о чем бы мне написать в этот день. И повод нашелся сам собой.
Знаете, студия — это уникальное место, живое. И речь даже не о том, что оно редко пустует. Тут удивительным образом обостряются эмоции и чувства. А с учетом того, что у меня еще и очень развита ассоциативная память, то, по моим ощущениям, в студии происходит волшебство, которое оживляет воспоминания из прошлого.
Когда я зашла в помещение к художнику по свету, то почувствовала запах от паяльника, запах канифоли. Память сразу же перенесла меня в детство, когда я лет в пять сидела напротив папы, когда он что-то чинил. «Посидела» в своих воспоминаниях и решила прогуляться по студии. Тут меня поймала Света, и мы пошли играть «Лунную сонату» на расстроенном фортепиано. И мое, стоящее у родителей, такое же. Решили пометить клавиши. Пришлось идти за карандашами к Николаю. Когда зашла к нему — просто утонула в запахе, который состоял из причудливой и в тоже время простой смеси ароматов старых книг и одеколона. Так пахло в папином шкафу, в котором он прятал конфеты.
Этот день был днем воспоминаний. Я была по-детски счастлива.

День двенадцатый
По воскресеньям и средам у студийцев нашего набора проходят тренинги. По средам мы смотрим фильмы или спектакли, а по воскресеньям в течение трех часов из нас достают душу, срывают наши маски и заставляют увидеть и почувствовать себя настоящих.
До моего поступления в студию воскресенье, по ощущениям, было обычным рабочим (да, я работаю по календарным выходным) днем. Но теперь я мечтаю о том, чтобы оно поскорее настало. При всем этом жизнь в студии настолько разнообразная и обволакивающая, что когда ты ждешь заветный тренинг, ты дышишь полной жизнью настолько глубоко, что кажется — вот-вот поднимешься в небо.
Эта воскресная встреча, уж как водится, превзошла все ожидания. Мы учились доверять своей команде и своему телу, снова играли на барабанах, танцевали, а еще управляли временем. Каждый тренинг дает мне очень много эмоций, чувств, открытий, и кажется, что я уже себя открыла, уже докопалась. Но с каждым днем я все больше удивляюсь, как глубока «кроличья нора».
 

День шестнадцатый
Прогулка под снегом не прошла даром. Горло болит так, что не вздохнуть, сразу же начинаются приступы выворачивающего кашля. Температуры нет, и, в общем, кроме кашля, нет ничего. Решаю идти в студию.
Когда пришла, залилась лающим кашлем, меня быстро положили на диван в музее и укрыли пледом. Пригревшись, я уснула. Проснулась около десяти часов вечера, в музее работал обогреватель, и рядом стоял горячий сладкий чай с лимоном.
Это просто потрясающе! Настолько комфортно в новом коллективе себя наверняка никто не чувствует. А это студия, и каждый новичок становится ребенком этой большой семьи.

День семнадцатый
Как это принято, за два часа до начала спектакля собрались дежурные, чтобы отмыть и прибрать студию. Актеры в гримерке, Илья в баре, все готовятся к приходу зрителей. Жизнь в студии кипит, как в муравейнике, все заняты своими маленькими, но очень важными задачами. Кто-то моет пол, кто-то столы, кто-то развешивает бирки в гардеробе. Мы создаем ту атмосферу, в которую попадут зрители, пришедшие на спектакль.
В половине седьмого мы открыли двери и студия превратилась в театр. Когда все формальности были улажены, посетители прошли в зал и студийцы заняли места на ступенях в проходах (это обычная практика, когда все «зайцы» размещаются на любой свободной площади). Спектакль начался.
Это история о любви длиною в жизнь. К горлу то и дело подкатывает комок. Очень хочется посмотреть еще раз. Еще раз пережить все то, что проживают актеры на сцене. И советую всем посетить этот спектакль, просто советую. Почему? Посмотрев, поймете сами.

День двадцатый
Вчера мне пришлось убегать на работу. Не без сожаления. На сцене кипела жизнь, создавались декорации для нового спектакля, я тоже была занята этим, но… будни есть будни.
Сегодня, когда пришла в студию, я прорвалась на сцену и увидела то, от чего была оторвана вчера. Я увидела декорации, новые декорации. Понимаю, что при подготовке спектакля они изменятся и не раз. Но сейчас на сцене из вчерашнего «ничего» был создан целый мир, и это волшебно.
Когда я понаблюдала за репетицией, которую ведет Владимир Федорович, мне показалось, что я начала понимать суть режиссерской профессии. До этого я думала, что главная задача — это придумать сценарий и подобрать актеров. Но похоже, что режиссер не столько придумывает и подбирает, сколько оживляет, вселяет душу и чувства.
После, когда репетиция в этих декорациях была окончена, мы приступили к их размонтировке, а когда они были убраны, начали монтировать декорации к «Аркадии». Как же это увлекательно. Жалко, что на монтаж зовут только мальчиков, ведь есть же такие девочки, которым тоже нравится собирать столы и стены, вешать шторы. А мне разрешили только скручивать веревочки и сортировать гайки. Но это даже хорошо, потому что в мире осталось так мало сообществ, в которых женщина — это женщина, а мужчина — мужчина.

День двадцать пятый
Мы дежурили на спектакле «Аркадия». Поехала я на дежурство прямо с работы и попутно забежала в местную кондитерскую за пирожными для бара. Купила только две коробки, потому что не знала, придутся ли они по вкусу нашим зрителям.
Вчера, как всегда, был аншлаг, пирожные разошлись, как горячие пирожки. Еще одну толику радости я получила.
Вы знаете, как выглядит бар во время спектакля? Зрители сидят в зале, большинство студийцев — там же. А актеры в костюмах из прошлого — возле бара. Кто пьет чай, кто ест, кто обсуждает спектакль. Особенно забавно наблюдать за парнями, потому что в жизни ты видишь их в джинсах и растянутых кофтах, а сейчас они в колготках, бархатный бриджах, блузах с причудливыми воротниками. Ведут себя как обычно, как будто их вид совершенно не отличается от будничного.
А завтра — насыщенный день. Во-первых, у нас тренинг, но на сцене — декорации «Аркадии». Во-вторых, в три часа у нас занятия по речи. В-третьих, в четыре часа начинается подготовка к спектаклю, а в шесть — спектакль, на который я планирую попасть. Похоже, времени на отдых не хватит.

Домашняя вечеринка
Восьмого ноября мы собрались со студией у меня дома, чтобы в непринужденной обстановке отдохнуть, поговорить и не ограничивать свое время одиннадцатью вечера.
Нас было много — около сорока человек. Вы знаете, позвать студийцев к себе в гости — это совсем не то, что просто собрать у себя дома всех друзей, это намного больше. Студия едина, здесь нет лишних и все свои. Нет нужды знакомиться, искать точки соприкосновения между людьми, которых ты пригласил. Каждого пришедшего все знают, встречают радостными возгласами и добродушием. И это прекрасно. Не было ощущения, которое обычно бывает, когда принимаешь кого-то у себя дома. Такого, когда ты хозяйка и должна угодить гостям, обслужить их, накормить. Не было загнанности, взмыленности. Все настолько органично, что диву даешься.
У наших старших до позднего вечера был прогон «Эквуса», а мы с новичками и с теми, кто не задействован в спектакле, тихо-мирно зашли в магазин, накупили продуктов (да, именно так: мы покупали только продукты и никакого алкоголя) и преспокойно пошли готовить. И все были заняты, все помогали. Когда подтянулись наши голодные и уставшие старшие во главе с Владимиром Федоровичем, все стало еще органичнее.
Во-первых, когда к твоей, так скажем, молодежной вечеринке подключаются мудрые и опытные на правах полноценных участников, это добавляет ценности общению. Темы становятся более глубокими, действия — более обдуманными.
Во-вторых, вы когда-нибудь встречали таких гостей (не бабушку и маму), которые прямо с порога, лишь успев поздороваться, начинали мыть посуду? Да, обычно все достают этим до одури ненужным вопросом «а чем помочь?». Здесь же люди, которые знакомы с тобой месяц, видят, чем, и знают, как. А еще я раньше всех ушла спать, а когда проснулась — квартира была чистой, вся посуда помыта и весь мусор вынесен.
В-третьих, так весело не было ни на одной вечеринке из посещенных мною за всю жизнь. Здесь люди не боятся общаться, не боятся шутить и смешно танцевать. Где вы видели, чтобы все, кому семнадцать, тридцать, за сорок, танцевали в одном кругу, вместе подпевали? А в студии это есть, у меня это есть. И я счастлива!

Окончание проекта
Вот и закончились 30 дней в студии-театре «Манекен». Никогда не пожалею о том, что решила продолжить проект именно там.
Вы знаете, все сложилось настолько нереально, настолько сказочно, что я и представить себе такого не могла.
Поначалу я была удивлена, насколько все те, кто является студийцем не первый год, разные. Насколько непохожи друг на друга. Но по прошествии тридцати дней я отчетливо понимаю, что студия делает нас в чем-то похожими. В нас всех есть одна общая черта — это живая душа. Та душа, которая пробивается одуванчиком сквозь асфальт умирающей морали, этики, человечности. Студия воспитывает в людях настоящую мужественность и неподдельную женственность. Учит не играть в чувства, а ощущать их, жить ими, не лгать.
Сейчас я с уверенностью могу сказать о том, что студия останется со мной навсегда, даже если я ее когда-нибудь покину. Но сейчас мои намерения остаться в ней настолько сильны, что и сегодня вечером я пойду в так полюбившийся мне подвальчик на Сони Кривой, 79а.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»