Меню

*****

О гуманизме

28.11.2014 11:17 91 (11803)

Испанцы очень гордятся своей главной традицией — корридой. Может быть, у них есть и другие традиции, но, согласитесь, вот так, навскидку, их и не вспомнишь. А эта сразу: только услышал «Испания» — тут же рождается и «коррида». Как при слове RASSIA у любого иностранца всплывает ассоциативный ряд: «икра, водка, воруют».

 
 
Что из себя представляет сегодняшняя коррида?.. В центр арены выбегает довольно субтильный бычок (испанцы давно перестали выращивать для боев полноразмерных быков, т. к. эти захватывающие публичные убийства животных носят массовый характер — быки просто не успевают набрать вес и заматереть), бычок не понимает, зачем он здесь: еще час назад он либо спал, либо беспечно щипал зеленую травку, исповедуя вегетарианство… Не знаю, пытались ли «ассистенты» разозлить его с помощью электротока. Если и пытались, то не слишком в этом преуспели, поскольку все поведение животного в сочетании с неубедительными габаритами абсолютно не работают на задуманное шоу… Вслед за быком на арену выбегают несколько помощников главного (после быка) действующего лица — матадора. Их называют пикадорами и бандерильеро; первые вооружены пиками, вторые — бандерильями (это такие величиной со шпагу стальные спицы, украшенные разноцветными ленточками, которые русской душе было бы более уместно увидеть заплетенными в детскую головку, а не в предмет, предваряющий муки и смерть). Итак, пикадоры и бандерильеро начинают бегать перед носом быка и со всего маху втыкать в его холку множество стальных «украшений», погружая их в плоть животного на глубину до 15 см. Это не смертельно, это очень больно, и бык, заливаясь кровью, начинает носиться по арене: он уже по-настоящему раздражен. Он надеется наказать кого-нибудь из обидчиков. Это получается не часто… Когда — с травмами для людей, когда — очень редко — летально: на войне как на войне. На мой взгляд — нелепой, но все же войне. Хотя какая это, к чертям, война. На войне шансы у сторон примерно равны, а тут…

Но извините, я отвлекся. На сцене кровавой драмы появляется еще одно действующее лицо: это всадник на лошади с наглухо завязанными глазами. В руках всадника все та же неизменная пика, которую он увлеченно и неустанно втыкает в плоть обреченного. Бык набрасывается на истязателя, старается поднять его на рога вместе с лошадью. Но круп лошади неплохо защищен специальной попоной, тут ей главное — не упасть под натиском озверевшего животного. Не всегда это удается… Вот лошадь опрокинулась на спину, подминая наездника, успевшего за миг до падения глубоко вонзить пику в холку быку… Бандерильеро помогают коллеге выбраться из-под лошади, НО ПОСЛЕДНЕЙ НЕ ПОМОЖЕТ НИКТО, и бык со всего маху протыкает ее брюхо огромными рогами… На губах лошади пузырится кровавая пена, из вспоротого живота вываливаются внутренности, песок обильно окрашивается черной кровью… Но лошадь молчит: ее глаза закрыты шорами, чтобы не видеть всего этого ужаса, ее голосовые связки загодя удалены, чтобы она в агонии не огорчила слух эстетствующего зрителя своим предсмертным криком… В этом заключается гуманизм… Но вот бык, наконец, достаточно изможден и обескровлен — можно выходить матадору. Успешный матадор — это герой нации, за его спиной множество побед над измученными животными, а на собственном теле десятки шрамов — как издержки профессии…

В задачу матадора входит с первого удара поразить быка в самое сердце (сердце животного велико, но участок, куда нужно нанести укол, не более пятирублевой монеты, остальную часть сердца надежно закрывают лопаточные кости). Если не получается с первого раза, это считается почти позором, публика начинает свистеть и выкрикивать оскорбительные реплики в адрес человека, не подтвердившего свой статус.

А раненое животное стоит на коленях и смотрит на своих убийц; в его стекленеющих в предсмертных муках глазах нет ничего кроме боли, и вряд ли бык задается вопросом «за что?».
Это человеческая прерогатива: начитавшись Достоевского, олицетворять подлость… Его добьют «ассистенты», подойдя вплотную к обездвиженному, прицелившись уже без хлопот… Из гуманизма. Чтоб не мучился.
 
 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора рубрики

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other