Меню

Поможем Максиму!

21.11.2014 10:18 89 (11801)

Все началось в мае 2012...
— Мам, у меня очень болит голова...
— Родной, как болит? Давай посмотрим...
— Тошнит, мам...
— О господи, что ж такое? Едем в больницу...
— Ммм. Да тут ничего страшного... У вас проблемы с желудком. Уколы, диета, отдых — и все пройдет...
— Спасибо, доктор.

 
 
Если б тогда мне знать, что с моим сыночком... Если б мне знать, симптомами чего являются головная боль и тошнота... Если бы да кабы... В феврале 2013 — новый приступ. Начались длительные томительные поездки по больницам, бессонные ночи, мучительные дни...
— Мамочка, мне очень плохо! Прошу тебя, сделай хоть что-нибудь!
— Сейчас, сынок.
Пряча от Максима слезы, ужас неопределенности, панику, даю прописанные лекарства, которые уже абсолютно не уменьшают его боль... Только в марте 2013 года нам диагностировали огромных размеров новообразование в головном мозге — это была опухоль больше 8 см. Сказать, что это был шок, — все равно, что не сказать ничего. В душе все оборвалось. Как? Почему? За что? Почему именно Максим? Как такое вообще может быть? Он рос здоровым ребенком! Словно током прошибло с ног до кончиков волос. Мир рухнул. Смотрю на сыночка: он сидит, свесив ноги со скамейки и подперев голову руками (только в такой позе боль казалась меньше)...
— Ну что там, мам?
— Все хорошо, сынок, — а сама глотаю ком ужаса: ему нельзя видеть моей паники.
Едва сдерживаю слезы, что-то несвязно объясняю ему... Срочно оформляем квоту... Едем в Астану на операцию.
— Мам, мамочка, мне очень страшно! Я так хочу жить, мам!
А мне-то как страшно, родной! Мой любимый, единственный сыночек, моя кровиночка, смысл моей жизни!
— Все будет хорошо, родной: сделают операцию, и все будет как прежде...
В апреле 2013 года было сделано две операции. Опухоль нам удаляют только частично (70 — 80 %). Затем, с мая по август, два курса лучевой терапии, после этого МРТ показало увеличение опухоли на 1 см. Назначено шесть блоков химиотерапии, мы прошли три, но все это не дало результата, удалось только временно остановить рост опухоли. Стало ясно, что помочь может только еще одна операция, но в Казахстане делать ее уже не брались: очень сложная операция и труднодоступное место... Как и любая мать, я не готова была с этим смириться. И, естественно, стала искать клиники и врачей, которые возьмутся за сложнейшую операцию. Нашлась клиника... Специалисты из Германии готовы были взяться за лечение, и мы приняли решение лететь.
Своими силами мы собрали деньги на обследование. Мы продали дом, хозяйство и что можно было из мебели. На этом наши возможности оказались исчерпаны. Но мир не без добрых людей: нам помогали много, очень много людей из разных городов, разных стран, и нам удалось собрать на операцию! Мы отказались от оставшихся курсов химиотерапии в Казахстане и вылетели в Германию.
Что пережил за эти месяцы Максимка, трудно описать словами... Боль... Постоянная, круглосуточная боль... Мучительные процедуры, уколы, капельницы... Нам было за счастье, когда медсестра попадает в венку с первого раза! Сыночек, миленький мой, только потерпи! Все будет хорошо, обязательно, нужно только потерпеть! Вот мы в Германии. Ноябрь 2013-го. Паника, страх. Другая страна, другой язык... Но есть надежда! Она дает нам силы! Врачи готовы нам помочь.
3 декабря. Операция.
— Мамочка, родная моя. Они ведь помогут мне? Я ведь вернусь домой? Пойду в школу? Увижу родных и друзей? — слезки текут по щекам...
— Обязательно, сынок! Все будет хорошо! Молись только, родной, проси Боженьку, и он нам поможет.
Мучительные часы ожидания. Господи, помоги, Господи, убереги моего мальчика!
Операция прошла успешно. Удалили 100% опухоли. Чудо! Боженька, благодарю тебя! Дальше были еще две операции. Каждая — как в первый раз... Эмоции не передать словами, и здесь меня смогут по-настоящему понять, наверное, только те, кто это пережил... Мы находимся на лечении в Мюнхене уже год. С помощью добрых людей нам удалось собрать средства на три операции и восстановление. На лечение потрачено уже около 120 тысяч евро.
Врачи уверены, что у Максима есть все шансы на полное выздоровление, только нужно пройти все лечение. Оно очень дорогостоящее и займет два года. Многие полагают, что достаточно лишь операции по удалению опухоли — и человек излечен, но на самом деле все выглядит иначе и одной, пусть даже очень сложной и важной операции недостаточно, чтобы человек оказался действительно здоровым... Стоит врачам при операции оставить лишь одну раковую клетку, как из нее через полгода возникнет опухоль тех же размеров, что была раньше... Именно чтобы этого не произошло, чтобы через время не услышать страшный вердикт врачей — рецидив, необходимо это лечение, без которого все операции окажутся бессмысленными... Цена этого лечения, которое очень важно, в разы превышает стоимость операции, но при этом является острой необходимостью!
Дорогие наши друзья, вы нам так помогали и помогаете! Не хватит слов, чтобы описать то чувство благодарности, которое мы к вам испытываем! Спасибо, наши родные! Мы, конечно же, верим только в лучшее! Впереди нас ждет еще очень долгий путь! И нам все так же страшно. Страшно перед каждым приемом у врача, страшно снова услышать плохие новости и очень страшно, что наступит день, когда у нас не окажется средств купить необходимые для Максима лекарства... Ведь врачи предупреждали, что, возможно, на месте удаленной опухоли остались невидимые даже для самой хорошей аппаратуры раковые клетки, которые в случае отсутствия постоперативного курса химиотерапии могут начать делиться и спровоцировать рост новой опухоли. Мы верим, что этого не произойдет, но нам все равно очень страшно!
Мы просим вас не оставлять нас! Максим очень мечтает вернуться домой снова здоровым, мечтает снова пойти в школу, у него очень много планов. Но прежде нам нужно закончить курс лечения в Германии. Нам нужно долечиться! Только вот самим нам не справиться... Мы бесконечно верим в человеческую доброту и теплоту людских сердец! Не оставляйте нас на полпути…
С уважением и надеждой, Марина, мама Максима!


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»