Меню

*****

Александр КОЖЕМЯКИН: Быть веселым нелегко

21.11.2014 00:10 89 (11801)

Так сложилось, что этого человека чаще называют как бы по имени-отчеству — Сан Саныч. С одной стороны, солидно, с другой — без лишнего официоза. Как и полагается тому, кто избрал в своей жизни нелегкую профессию шоумена. Впрочем, началось все с заводской самодеятельности.

Из «Полета» — в «Эфир»
— Когда я начинал работать в производственном объединении «Полет», конечно, профессиональным артистом стать не мечтал, — рассказывает Сан Саныч. — Просто в то время заводской фестиваль юмора «Жемчужина» был так популярен, что туда стремились попасть не только «полетовцы», а вообще все творческие люди нашего города. По сути дела, это был КВН, однако сколько выдумки, изобретательности проявляли команды, какие острые шутки иногда звучали со сцены... Хорошо, что эта традиция, которой уже 40 лет, живет и сегодня: фестивали проходят все на той же базе отдыха «Жемчужина», в командах участвуют сотрудники «Полета», а в роли жюри выступают «ветераны» — те, кто начинал фестиваль или тоже участвовал в нем.
И, конечно, готовясь к фестивалю, нельзя было не прийти и в клуб «Полета» — тоже замечательное место, где проводились очень интересные дискотеки, а на сцене разыгрывались настоящие спектакли, потому что студенты режиссерского отделения института культуры ставили здесь свои дипломные постановки. В клубе выступали рок-группы, показывали кино — словом, жизнь просто кипела. Нередко приезжали и местные телевизионщики, которые меня заметили и пригласили на роль ведущего, ну, конечно, не выпусков новостей, а передачи по заявкам. Называлась она «Эфир-2» и шла обычно в вечернее время. Люди присылали на телестудию просьбы поздравить кого-нибудь с праздником или просто повторить в эфире любимый эстрадный номер. А мы, ведущие, старались обыгрывать эти заявки... Программа была просто безумно популярна, потому что делалась без особых претензий на какой-то «шик и блеск» и в то же время без всякой халтуры и пренебрежения к зрителю. К сожалению, потом местное вещание стало все больше «сжиматься» и в конечном счете сократилось просто до областных новостей.

Коверный — как десантник
— С детства я занимался спортом, а именно гимнастикой. Потому и в свои выступления включал всякие акробатические элементы: то кульбит сделаю, то вальс на руках станцую... Потому, наверное, меня и пригласили в труппу Санкт-Петербургского цирка. Время было неспокойное: в кризисе были и «Полет», и областное телевидение. Я решил практически все поменять в жизни и поехал в Питер. Тогда у руководителей труппы была идея поставить на цирковой арене целый спектакль из разных номеров. Назывался он «Похищение смеха». Свои роли в нем играли и жонглеры, и дрессировщики животных, и иллюзионисты. А мне выпала честь стать коверным (поскольку в цирке слово «клоун» считается ругательным, эту профессию называют исключительно «коверный»). Кстати, профессия не из легких: человек, который, по сути, отвлекает внимание зрителей от перемены декораций на арене, должен это внимание держать. Поэтому коверный — как десантник, профессионал широкого профиля: и жонглировать, и кульбиты крутить, и с животными работать. Кстати о животных. Для того чтобы отличаться от других коверных, мне предложили необычного «партнера» — гуся. Его специально приобрели на сельскохозяйственной выставке — гусенка какой-то уникальной породы (потом он вырос в огромную птицу почти с меня ростом). С этим Яшей мы поездили по гастролям, выступали и перед взрослыми, и перед детьми, которые, кстати, все время хотели вырвать гусиное перо на память, так что мне приходилось Яшу спасать от «раздевания». Даже когда я приезжал на время в Челябинск, брал Яшу с собой — так и ходил по городу с гусем на поводке.
Цирковая жизнь — особая. Репетиции, выступления, поездки. Очень многое зависит от руководителей труппы, которые договариваются о выступлениях, опекают артистов... Потому, когда наше руководство внезапно исчезло (по традиции, с деньгами, выделенными на постановку), труппа просто распалась. Можно было, конечно, попытаться устроиться в другие труппы — в Санкт-Петербурге цирковых коллективов немало: кто-то выступает на сцене, кто-то — на манеже. Но все же почему-то потянуло домой...

В кино и рекламе
— Было в моей жизни и такое — я снимался в кино, — продолжает Сан Саныч Кожемякин. — Но это был не фильм производства какой-нибудь московской студии. Его делали энтузиасты-единомышленники, а деньги давали какие-то случайные спонсоры, потому снималась лента долго, с перерывами, но в конце концов получилось полтора часа комедии под названием «Операция «Афера». Тема была чрезвычайно актуальной — попытка команды жуликов прибрать к рукам промышленное предприятие. Причем заводские сцены снимались в реальных цехах: удалось найти в Еманжелинске предприятие, которое занималось ремонтом и сборкой тракторов и разрешило группе работать прямо возле станков. У меня там была достаточно интересная роль, и приходилось непросто, потому что кино предполагает совершенно другую работу актера, чем эстрада, театр или цирк. Примечательно, что потом завод, где мы снимали, тоже закрылся, но не потому, что произошел рейдерский захват. А потому, что все сотрудники отправились работать на строительство олимпийских объектов в Сочи.
Кроме такого «большого» кино я с удовольствием снимаюсь и в рекламе. Чего я только не рекламировал — колбасу, мыло, газированную воду. Ролик длится порой всего десять секунд, и за это время надо зрителю запомниться. Недавно, например, снялся в рекламе «Теле2»: там у меня очень маленькая роль шефа, который рассказывает анекдот подчиненным. Но многие заметили...
Новые формы старых праздников
— Сейчас я пытаюсь работать организатором праздников. Во всем мире эта профессия прижилась уже давно. У нас, к сожалению, многие считают, что организовать свадьбу, юбилей или выпускной очень просто, и можно сделать это самостоятельно. В результате договариваются с ди-джеем, который на мероприятие опаздывает, с артистами, которые приезжают все одновременно, и каждому надо выступить сейчас и тут же ехать на другое выступление... Настоящих организаторов немного, как, кстати, и ведущих — например, многие молодые шоумены сегодня работают как будто в студии на камеру, опыта живого общения с людьми у них мало. А между тем иногда приходится на ходу импровизировать, переделывая сценарий в зависимости от настроения публики. К тому же сегодня почему-то модно проводить вечеринки в каком-то стиле, о котором никто толком ничего не знает: например, зимой вдруг приходит в голову мысль о гавайской вечеринке... Потому наша команда тоже ищет некие новые формы, которые, кроме всего прочего, соответствовали бы нашим, русско-советским традициям — забывать их нельзя, как свою историю. Например, пытаемся объединить несколько свадеб на одной площадке. Это особенно интересно для тех, у кого бюджет праздника скромный и не позволяет занять большой зал или пригласить много гостей. Или проводить концерт приглашенной звезды не в традиционном формате, а в виде творческой встречи, когда зрители могут задавать вопросы, общаться. Поверьте, даже столичные знаменитости готовы работать в таком жанре.
Иногда, конечно, это новаторство не все понимают. Так, например, в прошлом году на конкурсе Дедов Морозов я показал номер, в ходе которого новогодний персонаж снимает костюм и обращается к зрителям уже как артист. Жюри это не особо понравилось, так как, по их мнению, создает не слишком новогоднее настроение... Тем не менее Дедом Морозом я продолжаю работать. Хотя меня тревожит и то, что иногда вдруг заказывают какого-нибудь Санта-Клауса или... афроамериканского Деда. Все-таки Мороз — он наш, исконный...

Передается ли артистизм по наследству?
— Сейчас моей дочери семнадцать лет. В это время многие девушки мечтают стать актрисами, но у нас с этим все в порядке: несмотря на то, что в школе она участвует во всех творческих делах, и я ей с удовольствием помогаю, на сцену не рвется! Одно время дочь мечтала о карьере медика, потом — учителя. Сейчас хочет стать психологом. И это мне нравится. Все же артистом быть нелегко, а если в любую профессию вкладывать чуть-чуть артистизма, получается здорово!

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other