Меню

Грань неаполитанской забастовки

19.11.2014 08:26 88 (11800)

На днях в Челябинске свое первое заседание провел «Дискуссионный клуб», организованный редакцией сайта «Челябинск сегодня».

Для обсуждения экспертам были предложены три острых темы, которые сегодня по-настоящему волнуют общественность: проблема полигона для твердых бытовых отходов (ТБО), проект челябинской агломерации и муниципальная реформа. В ходе дискуссии выяснилось: все три темы прочно связаны между собой, что подняло градус полемики. В работе «Дискуссионного клуба» приняли участие известные блогеры, политологи и представители различных ветвей власти.
Корреспондент «Вечерки» следил за перипетиями дискуссии.

Полигон как яблоко раздора
Начиная работу круглого стола, редактор сайта «Челябинск сегодня» Сергей Шумаков отметил, что проект агломерации оказался связанным с проектом полигона. И вот красочный пример: депутаты Копейска первыми высказались против полигона ТБО, который решили разместить на территории Красноармейского района. А власти Копейска воспротивились проекту агломерации. И все из-за того же полигона.

 
— На самом, деле не весь депутатский корпус Копейска воспротивился, — отреагировал глава Копейского городского округа Вячеслав Истомин. — Еще в 2009 году было принято решение о размещении полигона, но не на территории Копейска, а на земле Красноармейского района.
Я поддерживаю жителей, которые протестуют против размещения этого полигона. Не потому, что он нам не нравится, а потому, что место оказалось неудачным и по розе ветров, и по логистическим направлениям. Более того, под местом полигона находятся подземные выработки. Все старожилы говорят: там небольшая глубина — 20 — 60 метров. Кроме того, проект размещения полигона получил отрицательные экологические экспертизы. Принимая решение о полигоне, никто не спросил жителей Копейского городского округа. Прав ли глава Красноармейского района, поощряя присутствие полигона на своей территории? Судите сами. Там ближайший к свалке населенный пункт оказывается на расстоянии чуть ли в 10 километров. И глава Копейска не мог повлиять на такое решение. Однако ближайший к свалке населенный пункт Копейского городского округа оказался на расстоянии всего 500 метров. Есть из-за чего возмущаться.

Мы предложили другое место. И в рамках агломерации наш голос будет услышан.
Выяснилось: новое слово «агломерация» для южноуральцев пока не понятно и поэтому пугает.
Однако модератор круглого стола, известный блогер Александр Полозов, предложил развить тему:
— Мы находимся на грани экологической катастрофы. Прокуратура устала выносить предупреждения из-за работы городской свалки. Что будет, если полигон закроют? Нас всех ждет неаполитанская забастовка — город покроется мусором.

— Сегодня ресурс городской свалки исчерпан, — вступил в беседу депутат Гордумы Челябинска, глава комиссии по экономике Александр Вышегородцев, — но пока складировать ТБО некуда. Агломерация же позволяет взглянуть на проблему по-новому. Мое мнение: нам не нужны гигантские территории для полигона. Выгоднее строить сортировочные площадки. Нерентабельно свозить мусор со всей территории в какую-то одну точку. Бытовой мусор — ценное сырье. Даже без современных технологий до 70 процентов его можно перерабатывать. Тогда и тариф, и доставка становятся понятными. На уровне сортировок можно фасовать мусор в брикеты и вывозить на утилизацию. Это безвредное захоронение. Уже сегодня есть много предложений от бизнеса заняться фасовкой и брикетированием ТБО. Не сжигание мусора требуется, а пиролизная утилизация. При современной технологии достаточно было бы и 20 гектаров земли для всей челябинской агломерации, чтобы безболезненно работать многие десятилетия.

— Решение об агломерации принималось на уровне области. Но до сих пор нет ни концепции, ни внятной политики, которая выстраивала бы современное обращение с теми же ТБО, — прозвучало возражение.
— Агломерация — это инструмент, — ответил Вышегородцев, — который позволит создать площадки для принятия решений о создании социально значимых объектов и проектов. Что такое агломерация? Это равные голоса. У каждого муниципалитета — один голос при принятии тех или иных решений. Если бы была агломерация, не было бы скандального решения о полигоне. Это аргумент за агломерацию. К населению нужно прислушиваться.
Заспорили по поводу единого оператора, который бы занимался сбором мусора со всей территории агломерации. Одни уверяли, что это позволит создать замкнутый цикл с полнотой ответственности и правами. Другие иронично отметили, что единого оператора легче контролировать, чтобы «доить».
— В Копейске приживается система раздельного сбора мусора, — продолжил тему Истомин. — Сортировочные станции не будут работать без системы раздельного сбора мусора. Нужна комплексная программа воспитания. И подавляющее большинство жителей Копейска готовы к раздельному сбору.
Кто-то отметил:
— У нас две концепции: мы «сами» или ищем «помощь от властей».
— Печально, — отозвался политолог Александр Мельников. — Много оценок, рецептов. А неудачные решения принимались в 2009 году. В условиях цейтнота в который уже раз подходим к обсуждению вопроса. 15 лет прошло, а вопрос висит. Может, он окончательно сдвинется, если прокуратура все же закроет свалку в Челябинске. Не стоит деликатничать. Наследие досталось от прошлой власти. Если наши города хотят развиваться опережающими темпами и выигрывать в конкурентной борьбе, то тот же вопрос об агломерации давно должен был решаться. В рабочем порядке, с губернатором, с главами администраций. Потеряно много времени. И теперь понадобится гораздо больше усилий.
Любой разговор надо начинать с вопроса «кто виноват?».
Политолог Андрей Лавров:
— Вы меня извините, но все это бла-бла-бла. На самом деле, как решит область, так все и будет сделано. Слышу: «Можно сделать так-то». Но почему не делается? В 2009 году вы же и принимали неправильное решение. Давайте создадим единую компанию, которая будет контролировать сбор мусора. С единого проще взять. Зачем нам конкуренция? Юревича сняли не за коррупцию, а потому, что он не сумел договориться с элитами.
Агломерация уже по факту сложилась, но проблему ТБО никто решить не может. Есть технологическая составляющая. А кто будет принимать решения?
Агломерация как она есть
— В агломерацию войдут семь территорий, — заметил блогер Юрий Черкасов. Уже чувствуется: интересы территорий разнятся. А какой здесь будет механизм принятия решений?
— Копейск практически стал восьмым районом, — сказал Вячеслав Истомин, — жители ездят на работу в Челябинск. А в Копейске воздух чище, цены на квартиры ниже, качество образования школьного и дошкольного высокое.
Агломерация — это совместное планирование.
— Агломерация — это достаточно просто, — пояснил Александр Вышегородцев. — Здесь матрешка заложена. Семь районов. Создается общий совет. Это будет некоммерческое объединение, отстаивающее социальные интересы. Партнерство создаст дирекцию. Это уже исполнительный орган.
Прозвучали и серьезные сомнения. Дескать, все территории разные по составу, налогообложению, бюджету. Какие-то территории имеют льготы, какие-то нет.
И тем не менее общая оценка экспертов такова: проекты пойдут в районы, потому что люди уже уловили суть агломерации. А вот Челябинск замкнут в себе. С одной стороны — озера, с другой — Транссиб. «Наше развитие, по сути, закончено».

— Чтобы не нарушать баланс интересов, — ответил Вышегородцев, — мы получаем из агломерации инструмент, как выбраться из черной дыры — Челябинска, который поглощает все людские потоки, все деньги с прилегающих территорий. Здесь пойдет обратный процесс. Рынок потребления услуг, сбыта товаров и т. п. Создается комфортная среда для всех.
— Признаки агломерации, — сказал Артем Перехрист. — На сегодняшний день потребность в логистических площадях класса «А» составляет 150 тысяч квадратных метров. Земли в Челябинске под комплекс такого масштаба не существует. Но вот пришел инвестор, который в течение полутора лет реализовал проект за пределами города.
 
— На самом деле, я первый пропагандировал агломерацию в Челябинске, — сказал Дмитрий Довбня. — Но то, что я слышу, удивляет. «Челябинск исчерпал себя»? Агломерацию воспринимают как проект от неумения работать с площадями. У нас не освоены даже набережные.

— Человека мало что интересует, — ответил Вышегородцев. — Ему важно, чтобы был комфорт. Пойма реки должна быть защищена. Это должна быть парковая территория для досуга. Застроим — убьем город, нанесем экологический урон. Да, мы имеем сегодня одни из самых широких улиц в городе. На сегодня Челябинск можно застроить плотнее еще процентов на 50. Бизнес-сообществу объяснять не надо, зачем нужна агломерация. Мы должны пройти этапы ее развития. От пилотного проекта до управления агломерацией. Это общие правила игры, унифицированный документооборот.

В 2015 году должна быть заложена областная стратегия агломерации. В 2016 году придется ее защитить на федеральном уровне, чтобы получить деньги на реализацию проекта, которые, по словам знающих людей, на территории пойдут только в «системные вещи». Кстати, Новосибирск нас уже обогнал на четыре года.
Возражение с места: «Развивать территории надо изнутри».

— Но у нас многое не работает из-за отсутствия агломерации, — вступил в беседу эксперт Владимир Бодров. — Краснопольская площадка строится, а дорога туда от центра не закладывается в проект. Газоснабжение и подача водоотведения — тоже нет. А мощностей у Сосновки нет. Тем не менее агломерация дает пространство даже для фантастических проектов. Например, мы могли бы построить аэропорт подскока, обеспечивающий пассажиропоток через полюс. Агломерации — это площадка для развития инфраструктуры.
— Почему бы нам не объединиться со свердловчанами? — развил мысль политолог Андрей Лавров. — Нужна ли агломерация? Все прекрасно понимают, что через 70 — 100 лет в мире останется 50 городов. Но против агломерации с Екатеринбургом выступит часть местной элиты, которая боятся, что их «сожрут». На самом деле, агломерация — не муниципальный проект, это проект Дубровского. Все остальное — бла, бла, бла...

— Андрей, я тебя немного поправлю, — отреагировал главный редактор газеты «Вечерний Челябинск» Михаил Стерехов. — Народ все прекрасно знает и рад, что ему создадут прекрасные условия. Агломерация невозможна без прогрессивной местной власти. Например, в Копейске Истомин уже формирует агломерацию. Это естественный процесс, когда бизнес стремится к развитию территорий. А в Сосновском районе все немного по-другому. Проблемы там гораздо острее. Вспомним, как Юревич достраивал дороги за Берковича. Прежде всего нужна власть. Ко мне приезжают из Полетаево, говорят: «У нас свалку собираются строить». Отвечаю: «Вы же и так на свалке живете. Просто узаконят это — и все». Они обиделись и уехали. Вопрос «кто кого сожрет» не является первостепенным. Главное, как возьмется местная власть. Если агломерация будет федеральным проектом, то деваться будет некуда.
Реплика: «Кстати, знаковое событие состоялось недавно: Станислав Мошаров выбран президентом российских городов».
— Где ваши количественные параметры, — под занавес не вытерпел экономист, политолог Алексей Андреев, — экономические, синэнергетические эффекты? Где свод-анализ? Вы что хотите получить?

Не станет ли агломерация смертным приговором для Челябинска? Потому что бизнесу очень выгодно, хорошо строить заводы, предприятия. Только давай денег из бюджета. Размажем кашу по тарелке, занимаясь районами. В то время как в центре происходит деградация.
В общем, разговор получился жарким. Вот только бы слова побыстрее становились добрыми делами.



 
 
 
 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$