Меню

Советский космос

14.11.2014 09:36 87 (11799)

Сейчас многие критики сравнивают новый фильм Кристофера Нолана «Интерстеллар» с такими шедеврами кинофантастики, как «2001. Космическая одиссея» Стенли Кубрика. А нам хочется напомнить, что и отечественный кинематограф был не чужд теме звездолетов, таинственных глубин Вселенной, посвящая ей картины удивительно своеобразные...
Вот далеко не полный перечень.

«Аэлита»
Фильм снят в далеком 1924 году режиссером Яковом Протазановым, который начинал свой творческий путь еще до революции. Однако никаких идеологических вольностей создатели фильма себе не позволили: инженер Лось и комиссар Гусев пытались совершить революцию на Марсе, который был изображен в явно декадентском стиле (потому на афишах фильма чаще изображали исполнительницу главной роли Юлию Солнцеву в дивных костюмах от Александры Экстер). Финал картины вообще спорил с первоисточником — повестью Алексея Толстого: вся экспедиция на Марс, оказывается, была просто... сном инженера Лося!

«Туманность Андромеды»
Фильм 1967года, попытка создать картину коммунистического будущего. Для того чтобы снять все вопросы о том, как будет выглядеть человек будущего, режиссер Евгений Шерстобитов пригласил на главную мужскую роль главного «русского богатыря» отечественного кино — Сергея Столярова. На все остальные роли также были отобраны необыкновенно красивые актеры, но фильм это не спасло: увы, проза классика отечественной фантастики Ивана Ефремова оказалась абсолютно некиногеничной. Фильм получился патетической агиткой и на фоне «кинематографа оттепели» выглядел неубедительно.

«Солярис»
Когда смотришь «Солярис», нельзя отделаться от мысли, что эта картина снята не в Советском Союзе. Режиссер Андрей Тарковский сумел создать такую историю, которая была лишена всякой идеологии и говорила только о вечных ценностях — любви, тоске по дому, стремлении к новым горизонтам и страхе перед неизведанным... Визуальная сторона картины сделана потрясающе — до сих пор многие создатели фантастических лент неосознанно копируют коридоры станции «Солярис», придуманные художником Михаилом Ромадиным, а в дальнем космосе размещают цветовые всплески, которые моделировал оператор комбинированных съемок Борис Травкин...
Автор романа «Солярис» Станислав Лем был очень недоволен экранизацией: из произведения, действие которого происходило в замкнутом пространстве космической станции, Тарковский «ушел» в другую галактику, для которой важнее взаимоотношения с отцом, матерью, женой... Тем не менее фильм был принят зрителем, причем не только отечественным. В 1972 году картина завоевала Гран-при Каннского фестиваля.
 
 
«Москва — Кассиопея»// «Отроки во Вселенной»
Кино в высшей степени советское, и оттого сегодня пробуждающее ностальгические чувства. Кто сегодня может вообразить, что полет подросткового экипажа в космос может начаться с пионерского салюта у мавзолея Ленина? Кто сегодня изобразил бы девушек-старшеклассниц в скафандрах с трогательными белыми бантами в волосах? А Ричард Викторов смог! Пафос картины то поднимался до необыкновенных высот (например, пролет звездолета под песню «Я возьму этот большой мир, каждый миг, каждый его час...»), то снижался появлением странных персонажей типа Комментатора в лице Иннокентия Смоктуновского. Во второй части шутки про космос вообще достигли грани фола в советском понимании: в образах «роботов-вершителей» легко можно было увидеть намек на партийную элиту тех времен. Но фильмы с триумфом вышли на экран и даже были удостоены Государственной премии СССР.
 

«Дознание пилота Пиркса»
Картина снималась на волне советско-польской дружбы. Ее режиссером стал ученик Романа Поланского по имени Марек Пестрак. На этот раз создатели фильма не стали спорить с автором первоисточника и честно перенесли на экран один из эпизодов цикла все того же Станислава Лема «Приключения пилота Пиркса». К тому времени на экран уже вышли «Звездные войны» Спилберга, и заметно, что Пестрак изо всех сил старался не отставать от американцев. Но зрителю запомнились отнюдь не пролетающие мимо звездолета астероиды, а великолепный Александр Кайдановский, который сыграл робота-андроида. Фильм завоевал приз международного фестиваля фантастических кинокартин в Триесте, и это был звездный час Марека Пестрака, который потом снимал псевдоужастики типа «Заклятия долины Змей».
 
«Кин-дза-дза»
В 80-е годы при Госкино был образован специальный совет по научно-фантастическим и приключенческим фильмам. К сожалению, это не способствовало появлению хороших лент — на экран выходили поделки, которые без содрогания вспомнить нельзя: «Лунная радуга», «Звездный инспектор», «Петля Ориона»... Постепенно у зрителя выработался отчетливый стереотип: настоящее фантастическое кино могут снимать только американцы. И тут появился донельзя странный фильм Георгия Данелия, где не было ни одного серебристого скафандра, вместо дизайнерских звездолетов над песками летали похожие на ведро «пепелацы», а инопланетяне поразительно напоминали бомжей.
Конечно, всем было ясно, что Данелия имел в виду отнюдь не абстрактную планету Плюк, а конкретную Землю, изобразив такую аллегорическую антиутопию. Потому фильм сразу же стал весьма популярным, а инопланетные слова типа «пацаки» и «пепелац» перешли в разряд разговорных киноцитат.
 

«Тайна Третьей планеты»
Если сложно делать полнометражное игровое кино про космос, надо сделать мультфильм. Благодаря этой простой логике появился фильм Романа Качанова по мотивам произведений Кира Булычева, главной героиней которго стала «девочка из будущего» Алиса Селезнева. Несмотря на полное отсутствие технологии 3D и сравнительно спокойное развитие сюжета, фильм был благосклонно принят зрителями. Помогли бесспорно обаятельная Алиса, Громозека с голосом Василия Ливанова и бережное сохранение запоминающихся фраз из повестей Булычева, например: «А хотите, я его стукну? Он станет… фиолетовым… в крапинку!» или «Птица Говорун отличается умом и сообразительностью».


Послесловие, оно же реквием
Увы, но приходится признать — после застоя фантастическо-космическая тема в отечественном кино впала в долгую кому. Перестроечному кино было интереснее говорить о прошлом и настоящем, будущее представлялось туманным. Кроме того, место фантастики с успехом заняло фэнтези — истории про волшебные королевства... Впрочем, и здесь не обошлось без «национальных особенностей»: были экранизированы, например, несколько историй Кира Булычева о городе Великий Гусляр. Современному кино также больше интересны реальные сюжеты — например о советском опыте освоения космоса («Космос как предчувствие» Алексея Германа-младшего и «Гагарин. Первый в космосе» Павла Пархоменко). «Последним приветом» советской кинофантастике, снятым по культовому произведению братьев Стругацких, стал «Обитаемый остров» Федора Бондарчука. Увы, режиссер выбрал странный метод экранизации: дословное цитирование в странных костюмах и декорациях, то и дело срывающиеся на крик актеры и не внушающие доверия инопланетные монстры. На этом список заканчивается...


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»