Меню

Мурат Гассиев:«Я буду покорять Америку»

14.11.2014 00:49 87 (11799)

Судя по всему, в Челябинске с большой скоростью формируются боксерские звезды первой величины. Причем сразу в нескольких весовых категориях у нас появились молодые талантливые бойцы. Они успели уже заявить о себе на профессиональном ринге, не проиграв ни одного боя. Идти от победы к победе им помогает одна из лучших российских промоутерских компаний «Урал Бокс Промоушен». Летом этого года «Вечерка» рассказывала о Косте Пономареве по прозвищу Талант. А сегодня у нас в гостях челябинский спортсмен, воспитанник осетинской школы бокса Мурат Гассиев, который тоже отважно посматривает на боксерский Олимп.

Страх в глазах соперника
Недавно, в конце октября, во Владикавказе Мурат вышел на ринг против турка Энгина Каракаплана. На кону этого поединка стоял вакантный титул IBF Intercontinental в первом тяжелом весе. С первых секунд Мурат бросился на своего соперника. Мощный, сокрушающий удар — дело сделано...
— Боксирую я в первом тяжелом весе — 90 килограммов 700 граммов. Нокаутировал своего соперника в первом раунде. Энгин Каракаплан — хороший боец. Просматривал его бои, настраивался на тяжелый бой. Но не ожидал, что он закончится так быстро. Думал, что он окажется более терпеливым бойцом.
В октябре Мурату исполнился 21 год, а он уже успел провести 19 боев на профессиональном ринге: 19 побед, из них 13 нокаутом.
— Откуда в тебе такое «зверство»? — полушутя спрашиваем его. — Обязательно бить человека, чтобы отправить в нокаут?
— Если честно, то 12 раундов — это очень большая дистанция. Поэтому при малейшей возможности бью, чтобы нокаутировать.
— Желание стукнуть со всей дури — откуда оно берется?
— Это нормально. А где же еще бить изо всей силы, если не на ринге? У моего соперника страх в глазах виден был. И мне нравится это чувство. Встречались боксеры старше меня, которые показывали до боя, что меня всерьез не воспринимают: дескать, молодой. Это меня обычно задевает. И хочется доказать в первую очередь себе и потом — ему, что не нужно никогда на возраст смотреть.
— Значит, глаз увидел — рука стукнула. На автомате? Мурат, но пушечный удар еще не все в боксе. Вот, например, Костя Пономарев говорил, что его увлекает игра, а не сплошная рубка.
— У Кости легкий вес. Такие бойцы любят подвигаться. Там игра. У нас тяжелый вес. Значит, все решает удар. Да я и сам люблю подраться. Правда, я меняю свой стиль, манеру боя. Вот предпоследний бой был чуть-чуть неудачным. Я нокаутировал тогда соперника, но не так. Сегодня мой стиль становится еще более агрессивным, более жестким. Тренер Абель Санчес, у которого я сейчас занимаюсь, известен тем, что его боксеры в 95 случаях из ста завершают бой нокаутом. Бокс — прежде всего удары. И эффективность зависит от удара. Кто не может бить — начинает что-то придумывать.
— Получается, если есть «пушка», то ты прошибаешь или не прошибаешь, но уже по обстоятельствам. А без «пушки» нечего делать на ринге. А на кого ты равняешься в боксе?
— На данный момент я ни на кого не смотрю. В прошлом Мохаммед Али сделал большое дело. Я это часто говорю. Всегда думал, что боксеры есть сильные. Но я ни на кого не равняюсь. Когда поспарринговал с Лебедевым, Хуком, понял, что они не супербойцы. В том смысле, что у чемпионов можно выигрывать. Я достойно с ними поспарринговал и понял, что можно стать лучше, чем они.
— То есть твой соперник — это прежде всего конкретный человек?
— Мне не важно, кто передо мной стоит в противоположном углу. Чемпион, претендент, матерый боец — не имеет значения.
Горцы в Челябинске
— В первую очередь я осетин. Всегда я делаю все, чтобы превозносить Осетию.
Это маленькая, пожалуй, даже бедная республика. Но в то же время там живут сильные мужчины. Быть мужчиной — кавказский культ. Потому что — горы. А они не терпят слабости.
— Почему уехал из Осетии?
— Нет условий для карьеры, для роста. Повторяю, Осетия слишком маленькая. Например, там нет промоутерской компании. Здесь, в Челябинске, есть «Урал Бокс Промоушен».
— На Кавказе чрезвычайно популярны классическая борьба и дзюдо. Это такая местная традиция, выросшая до культа. А бокс немножко теряется. И все-таки ты выбрал бокс.
— Повезло встретить отличного тренера. Виталий Константинович Сланов, между прочим, сборную тренировал. И как боксер он не из последних. На Союзе был третьим. Можно ли его в будущем перерасти? Не думаю. У него очень большой опыт, знания. Он меня каждый раз чему-то новому учит. Сейчас я тренируюсь в Америке, и когда приезжаю, сам ему что-то подсказываю, потому что в Америке и в России подготовка совсем разная.
— Однажды начинаешь перерастать тренера, который тебе скажет: «Мурат, я тебе все дал. Теперь иди своей дорогой».
— Я все равно его считаю своим учителем.
— Ты осетин, но становишься гражданином мира. А маленькая родина тоже зовет. Не ощущаешь какого-то расщепления?
— Я всегда, где бы ни находился, с гордостью говорю, что я из Осетии, я — осетин. Всегда с собой флаг привожу на соревнования. Особо дорожу своей родиной. Я хочу, чтобы везде знали, что в такой маленькой республике есть достойные спортсмены, не только борцы, но и боксеры.
— Из Осетии вышло много генералов, героев Советского Союза. А сейчас все ударились в силовой спорт. Много классных бойцов и борцов. Тенденция, однако? Откуда?
— Еще в далекой древности аланы были воинами. Это у них в крови. Недаром почти все царствующие особы предпочитали иметь телохранителями именно аланов. Мужественнее и искусней бойцов, чем аланы, не было. Некогда Железный хромец — Тимур пошел войной. И первыми против него выступили аланы. Битву они проиграли и ушли в горы. Там научились жить в тяжелых условиях. Вот такая генетика.
— Ты верующий человек?
— Да.
— Давно?
— Сколько помню себя. Брат старший водил меня в церковь, когда отца не стало. Я не каждое воскресенье хожу в церковь. А сейчас стал очень редко ходить. Но стараюсь по возможности. Бывает такое, чувствую: надо пойти.
— А кто твоя семья?
— Семья — это мама, я, брат, его жена и два их ребенка. Вместе живем.
— Жениться надо обязательно на осетинке?
— Раньше не спрашивали. Родители договаривались. Но для меня это не обязательно. Есть русские, грузинки. Если они для меня достойные — почему не жениться? Могу полюбить и русскую девушку. Главное — какой человек.
Я традиции берегу, но развиваюсь. Надо брать лучшее отовсюду, где живешь, хоть в Америке. Челябинск для меня стал очень близким. Здесь я много времени провожу, у меня много друзей. Учусь на третьем курсе УралГУФК. Образование — важное дело. Но тренером я пока себя не вижу. Я вижу только ежедневный труд.

Чтобы полюбила публика
— Вот ты уехал из Осетии. И каково тебе в Челябинске?

— Хорошо, но не спокойно. А домой приезжаю на машине. Только границу пересек — у меня такое расслабление, спокойствие.
В 2010 году Мурат Гассиев уехал в Челябинск. Теперь живет на три дома. Точнее, разрывается между Владикавказом, Челябинском и Лос-Анджелесом. Там, в местечке Биг Бер (Большой медведь) тренируется. Уже успел выучить английский, что важно для боксерской карьеры. И Челябинск постепенно становится мал. А дальше куда?
— В Америке останусь, — полушутя, полусерьезно говорит Мурат. — Америку буду покорять. Там тренерская работа на другом уровне, подход к боксу, к тренировкам совсем другой. И ты понимаешь, какими темпами повышается и твой боксерский уровень.
— Что значит «покорить Америку»?
— В первую очередь, чтобы тебя публика любила, чтобы ты был узнаваем в Америке. Например, Геннадий Головкин из Казахстана. Но его очень любят. Когда он выходил боксировать с мексиканцем в Калифорнии, то мексиканцы, которых там очень много, освистывали мексиканца Марко Антонио Рубио. А Гена выходил — все встали. Можно оглохнуть от аплодисментов в честь Головкина.
— Сколько у тебя боев было с грузинами?
— Три или четыре боя.
— Для тебя с бой грузинскими боксерами — это больше, чем бокс?
— Когда я узнал, что с грузином будет бой, почувствовал какой-то дополнительный адреналин. Но никакой ненависти. Вся Грузия и вся Осетия смотрели бой. Я выиграл. Но было много комментариев. Всяких.
— Можешь назвать недостатки в русских?
— В Москве они немножко агрессивные, будто бы они обижены на всех. Никогда не подскажут дорогу. Любой американец пытается помочь, даже если совсем не говоришь по-английски.
— Воспитание мальчиков по-осетински и по-русски?
— Почему-то в России нормально относятся к тому, что детей до 12 ночи нет дома.
Если я позже 12 приду домой, мне будет очень нехорошо. Старший брат каждый час звонит, спрашивает. В России всем друг на друга наплевать. Не подсказывают молодым: «Эй, брось курить, иди на турник, займись спортом!» Молодежь сидит курит и пьет. И нет уважения к старшим. В маршрутке я однажды уступил место женщине, так она очень удивилась. Зато здесь к тренеру уважительное отношение. А в Америке могут позволить себе обматерить тренера.
— Где бы ты хотел жить?
— Как боксер на сегодняшний день — в Лос-Анджелесе. Вообще — в Осетии. Но там делать нечего, тяжело. Челябинск большой, хороший город.
— Книжки начал читать?
— Сил не оставалось. Только бы добраться до кровати. У американцев нет центрального отопления. Там индивидуальные печки нагнетают горячий воздух. Представьте, для небольшого зала установлены две трубы — ужас. Выкладываюсь на тренировках полностью. Основная цель — стать чемпионом мира по версии IBF. А потом — абсолютным чемпионом.
— А потом?
— А потом удерживать их как можно дольше в тяжелом весе. Думаю через год-полтора перейти в супертяжелый вес.
— За здоровье не боишься?
— Пока хватает.
— Но четыре пояса завоевать — это сколько ударов получить?
— Нужно быть лучшим и готовиться в десять раз лучше. Главное — без травм. Я бы хотел встретиться со всеми действующими чемпионами мира.


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»