Меню

Как достичь нирваны

12.11.2014 00:18 86 (11798)

Японская выставка в нашем городе проходит уже не впервые, но на этот раз даже в просторных залах музея искусств поклонники культуры этой экзотической страны умудрялись сталкиваться, пересекаясь маршрутами. А на вернисаже организаторы их просили разойтись пошире, чтобы освободить место для демонстрации приемов боевых искусств. Приемы продемонстрировали и выставку открыли. Хотя на самом деле она объединила сразу две коллекции — японских традиционных кукол и японской современной графики.

Земные пришельцы
Если первые уже были представлены челябинской публике неоднократно, то со вторым мы познакомились впервые. Виной тому — исполнительный директор Московской международной биеннале современного искусства Андрей Мартынов, его любовь к Японии и дружеские отношения с челябинскими коллегами.
— С Андреем мы дружим уже более 10 лет, со времен, когда он еще работал в Новосибирске. Отношения продолжились, когда он перебрался в Москву. Он всегда привозит действительно уникальные вещи из Японии. Благодаря ему мы получили эту выставку — очень интересную, не стереотипную, как мы уже привыкли, — рассказывает куратор выставки, искусствовед Елена Шипицына.
В двух залах представлены работы двух японских художников-графиков, работающих в совершенно разных манерах. Работы одного — Норимаса Мидзутани — изображают странных существ со щупальцами, одноглазых, словом, явно инопланетного происхождения, но в то же время чем-то неуловимо земных.
— Художник существует как бы на грани реальности и ирреальности. Он всматривается в обычные предметы — цветок, камень и представляет их как пришельцев. Кстати, несмотря на всю фантастичность, это весьма характерно для японцев — одушевление предметов. И в этом отношении Мидзутани настолько же средневековый японец, насколько и современный художник, играющий с формами, — поясняет Елена Акрамовна.

Без антагонизма
Второй художник — Юдзи Хирацуки — на первый взгляд рядового российского зрителя более реалистичен: люди, птицы, растения вполне узнаваемы, однако и в них присутствует нечто, что преломляет обычную, банальную логику. Вдруг лица без глаз, или эти тонкие черные полоски, тянущиеся к вискам, — все-таки глаза?
— Вот эта необычность, неожиданность опять же создает такое же ощущение ирреальности. Так что название «Пришельцы», мне кажется, вполне соответствует обеим экспозициям, — считает моя собеседница.
И еще одна общая черта, объединяющая столь разных художников, интересна скорее профессионалам.
— Оба автора совмещают технику офорта, более характерную для западного искусства, с цветной ксилографией, традиционной для Японии. В результате получились эти прекрасные работы, напоминающие тонкие акварельные зарисовки, — объясняет мой гид.
Сочетание, сосуществование традиций и современных методов в искусстве для японцев в порядке вещей, в отличие от нас они не мучаются дилеммой по какому пути идти: по проторенной дороге традиционного искусства или по тропке новаторства?
— Для японца нет антагонизма между традицией и современностью, для них они объединяются на пути искусства, пути художника, и традиция не воспринимается как нечто незыблемое — наоборот, она живет, а значит, развивается. У японцев все подчинено одной цели — почувствовать себя цельной личностью. Для нас, россиян, это весьма актуально, поскольку на каждом новом этапе развития мы привыкли разрушать накопленное, а потом пытаемся определить: кто мы, что мы, откуда?

Прагматизм — двигатель прогресса
На фоне европейской универсальности, когда итальянского художника навскидку не отличишь от голландца, хоть малого, хоть большого, японцы умудряются сохранить свою самость. Или это просто экзотика, непривычная вкусам обывателя?
— Нет, это действительно так, — подтверждает догадки Елена Шипицына. — Я сама все время задаю себе этот вопрос. Знаете, у японцев есть поговорка: «сделай чужое своим». Китайская, да и корейская цивилизации гораздо более древние, и японцы многое переняли от них — ту же ксилографию. Первоначально ее изобрели китайцы — печатали таким образом буддийские книги, а японцы начали делать картинки города, некие карты, где указывались въезд, постоялый двор, рынок. Постепенно эти гравюры стали ценны сами по себе, а не как носитель текстов. Японцы приняли иероглифы, но модернизировали их — так появилась японская азбука. Они очень прагматичны, делают все так, чтобы было удобно для них. С другой стороны, почитание культуры как способа возвыситься духом — это от буддизма. Но для японцев совершенно не обязательно умирать, чтобы достичь нирваны

Попасть в кукольную историю
В третьем, совсем небольшом зале на полочках расставлены праздничные куклы. Автор коллекции — уже знакомая поклонникам Страны восходящего солнца Марина Голомидова. Ее куклы, точнее, экспонаты ее коллекции уже выставлялись в Челябинске, в том числе праздничные куклы. В этот раз коллекционер привезла кукол-хина, кукол-самураев, обереги, а также итимацу — кукол, изображающих детей.
— Был в древности актер с таким именем, он играл в театре детей, поскольку был юн и свеж лицом. Публика его просто обожала. В его честь и назвали куклу. И делать ее начали для небогатых людей. Почему? Да потому что куклы в Японии дорогие и покупать их к каждому празднику накладно. Вот и придумали мастера делать кукол с комплектом самой разной одежды, — в очередной раз выдала порцию интересной информации Голомидова.
— Это очередная ступень погружения в японскую культуру: у нас уже была выставка японских фотографов, традиционной гравюры. Так что желающие могут продолжить знакомство с культурой это замечательной страны, — подытожила Елена Шипицына, напоследок сообщив, что выставка будет работать до декабря.


В музее изобразительных искусств работает сразу две японских выставки.
Экспозиции «Традиционные куклы Японии как элемент праздничной культуры» и «Пришельцы» призваны показать связь традиции и современности на примере культуры Японии. Экспозиции уже побывали во многих городах России, но в Челябинске представлены впервые. 
 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»