Меню

Елгава не замерзнет

10.11.2014 11:22 41 (253)


Мы продолжаем публикацию журналистского дневника корреспондента «Вечерки» Сергея Тарана под общим названием «Теплоснабжение. Уроки Прибалтики» (начало в номере от 27.10.14 — «Записки об эстонской «теплоте»).

 
 
Пресс-тур, организованный по странам Прибалтики, был стремительным и напряженным. За три дня мы посетили электростанции Fortum в Эстонии, Латвии и Литве, познакомились с их производственным циклом, техническими параметрами. В довесок специалисты из Польши и Финляндии рассказали нам о теплоснабжении в своих странах. Как правило, на первое место в нашей «учебе» (а нам читали лекции эксперты самого высокого класса) выходила экономика со всевозможными инвестпроектами и показателями эффективности работы компании Fortum в местных условиях. Неизбежно на ум приходило: а у нас как? И всякий раз сравнение получалось не в нашу пользу. Это притом что эксперты старались быть деликатными и очень любезными, чтобы российским журналистам не сыпать соль на рану. Они только рассказывали о своем теплоснабжении и о своей энергетике.
Тепло готовят из опилок
После экскурсий и лекций в Риге немедленно отправляемся в Елгаву — познакомиться с флагманом латышской когенерации. Всего пару лет назад здесь возвели красавицу ТЭЦ, работающую на биотопливе. От газа Прибалтика медленно, но верно отказывается. Во-первых, дорого. Во-вторых, не соответствует общей политике производства энергии из возобновляемых источников. И вот мы на действующем объекте. Заглядываем во все углы. Руководитель станции Андрес Ванекс и член правления Fortum Jelgava Айна Батарга все объясняют и показывают без утайки.

— Да, газ нужен, — говорит Андрес, — но немного, только для розжига котла. А дальше мы заправляем щепу и торф в пропорции 85 к 15. Этого достаточно, чтобы выдавать 23 МВт электрической и 45 МВт тепловой энергии.
Для Латвии станция на биотопливе — настоящая находка. Кругом дремучие леса. Переработка древесины — довольно распространенное производство, которое сопровождается большим количеством отходов. Опилки, сучья, кора деревьев — все это теперь не нужно сжигать или мучительно гноить. И к воротам биоТЭЦ стали подтягиваться грузовики, крытые брезентом, чтобы щепу не разносил ветер. Сдавать отходы, как оказалось, выгодно. По 20 евро за тонну.

Строительство ТЭЦ для Елгавы обошлось в 70 миллионов евро. Да еще шесть миллионов подкинул Евросоюз. Для энергетики Латвии это было значительным прорывом, пусть на рынке производства тепла доля Елгавы составляет всего три процента. К сведению, Рига на этом рынке занимает 50%.
Когда на пустыре, на месте бывшего свекольного завода, чьи руины несколько лет пугали прохожих, появились первые конструкции и трубы, народ начал гадать: «Никак космодром строят!» А потом началось главное для города: принялись реабилитировать сеть теплоснабжения. Старые проржавевшие трубы заменили по возможности на пластиковые. И принялись ликвидировать уже не нужные котельные — станция покрывала выведенные мощности. Елгава, разделенная на две части рекой Лиелупе, раньше даже не надеялась, что получится все теплосети связать в единый узел. Но вот прибыли специалисты из Венеции, которые смогли решить инженерную задачу — проложить теплотрассу по дну реки. Два контура замкнулись. Почему этот опыт так важен? Доля многоквартирных домов в Латвии самая большая в ЕС — 75 процентов. Очень похоже на нашу российскую ситуацию. Есть еще один похожий показатель — доля частных подключений в 10 крупнейших теплосетях. В Эстонии это 88,3%, в Польше — 73,9%, в Литве — 70,7%, в Швеции — 60,6%. А в Латвии — только 5,7%. Что делает теплоснабжение, грубо говоря, совсем уж централизованным.
 
Мне б комиссию такую
Но вот что отличает латвийское теплоснабжение: тамошнее министерство экономики выделяет субсидии на когенерационные станции, способные производить эффективно и недорого электричество и тепло. Но вот продавать произведенную продукцию (лимит до 5000 МВт/ч в год) разрешает регулятор по определенной цене, которая формируется по принципу «чтобы и волки сыты, и овцы целы». Это называется баланс интересов. Самое интересное — кто регулятор? Этим занимается Комиссия по регулированию общественных услуг. Сфера деятельности Комиссии весьма примечательна. Вот чем она призвана заниматься: защищать интересы потребителей и стимулировать развитие; определять методологию расчета тарифов и утверждать их; выдавать лицензии на предоставление коммунальных услуг; выступать в качестве третейского судьи; поощрять конкуренцию между поднадзорными предприятиями; следить за выполнением условий лицензий, экологических норм и требований качества.

Не находите, дорогие читатели, что все компетенции в одном флаконе — это удобно, наверняка дешево и эффективно? Это не наши многочисленные ведомства и унылый ландшафт рынка, который весьма условно держится на конкурентном отборе мощности, но который вяжет по рукам и ногам «вынужденный режим». Под видом «вынужденного режима» прячется вся старая, неэффективная генерация, которая лживо кричит: «Нас нельзя закрывать, без нас люди замерзнут!» Бесконтрольная раздача денег потребителей развращает.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other