Меню

*****

На хоккей - в товарном вагоне

07.03.2017 15:04
«Вечерний Челябинск» продолжает публикацию материалов совместной с хоккейным клубом «Трактор» акции «Трактор» в моем сердце», которая приурочена к 70-летию клуба. В ее рамках мы рассказываем человеческие истории под общим названием «Как я начал болеть за любимую команду». Сегодня мы публикуем историю Ильбруса Низамутдинова из Троицка.
На хоккей - в товарном вагоне
21 сентября 2016 года мне исполнялось 80 лет. Накануне звонит из Челябинска старшая внучка Татьяна: «Дед, давай твой юбилей отпразднуем на «Тракторе», играем с «Медвешчаком». Лучшего подарка не придумаешь, соглашаюсь с благодарностью к этой баламутке… Таким образом на трибунах арены «Трактор» оказались обе мои дочери с мужьями, трое внуков (кто с мужем, кто с женой), правнук и одна «правнучка в очень скором проекте».

Для болельщика любая игра любимой команды волнительна, даже если она имеет солидное преимущество. Так было и на этот раз – 40 минут переигрываем соперника, а счет всего лишь 1:0. Сижу огорченный, вдруг ко мне подсаживается медведь – «белый медведь», талисман «Трактора». Начинает разговор, обсуждаем перипетии матча. А дальше… Дальше события развивались с калейдоскопической быстротой. Вокруг нас закружилась детвора, они окружали медведя, их фотографировали родители. Мой внук Платон, сначала оробев от соседства с медведем, вдруг стал теребить его за лапы, трогать его нос. Я не заметил, как вдруг передо мной возникла фуфайка игрока «Трактора» с номером 80 и моей фамилией на спине, а все ее поле заполнили автографы игроков «Трактора». От нахлынувших чувств я перестал что-либо соображать. Говорят, по стадиону передавали поздравление – я не слышал, транслировали на экранах – я не видел, приглашали танцевать – я не реагировал… Это был праздник старого и верного болельщика «Трактора», для которого кроме «Трактора» ничего уже не существовало!

Это потом уже, успокоившись, от души благодарю своих детей и в первую очередь инициатора, свою внучку Татьяну, за устроенный мне праздник!

…А начиналось все в далеком 1951 году. Мой брат поступил учиться в Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, а я - в техникум такого же профиля в Троицке. В декабре я приехал навестить брата, а он предложил мне пойти посмотреть игру - хоккей с шайбой, или по-другому - канадский хоккей.

Надо сказать, что для меня тогда кроме футбола летом и хоккея с мячом зимой никакого вида спорта больше не существовало. А будучи читателем газеты «Советский спорт», я был начитан о том, что заморский «хоккей», который культивируют в Канаде, не что иное, как «отрыжка империализма». Может, я сгущаю краски, но смысл публикаций был именно такой.

Должен оговориться. Память людская не компьютер, где все разложено по файлам, которые можно открыть и нажатием кнопки найти нужный раздел и с точностью 100 процентов изложить все бесстрастно. Память людская такова, что после устроенного мне в арене «Трактор» праздника нахлынул такой шквал воспоминаний, который вырубил бы любой компьютер. Простите, если мои воспоминания будут сумбурными, а события будут излагаться не хронологически.

Итак, в начале декабря 1951 года я оказался на деревянных трибунах стадиона ЧТЗ. Оказалось, это было открытие чемпионата СССР по хоккею, флаг поднимал легенда советского футбола (а потом и хоккея) Всеволод Бобров. Я его видел впервые, для меня уже участие самого Боброва было событием! Потом началась игра, и я сразу забыл, что она «заморская», - да наша, наша была игра! Не помню, что кричали болельщики, тогда в обиходе еще не было «Шайбу, шайбу!», временами трибуны ревели. Однако я смотрел на все происходящее, затаив дыхание и разинув рот, который, по-моему, и до сих пор не закрывается, когда играет «Трактор»! Игроков было мало, по-моему, всего две пятерки, поэтому уже после первого периода я знал всех наперечет и по номерам. К сожалению, сейчас не помню всех, в памяти остались Женишек (главный забивала), Документов, Каравдин, Столяров, Захватов (последние двое впоследствии подолгу тренировали «Трактор», стали заслуженными тренерами СССР). Но больше всего меня поразила смелая игра вратаря, прошу прощения, но точно не помню его фамилию – Ребянский или Рябинский (Борис Кириллович Ребянский. Игровой номер 1. За «Дзержинец» а затем челябинский «Авангард» провел семь сезонов, отыграв более 115 игр. – Ред.). Ведь тогда не было ни шлемов, ни защитных масок, лицо открытое, а он ни разу не отклонился от летящей в него шайбы!

+++Дзержинец.jpg

1951 год. На льду. В те времена «Трактор» еще назывался «Дзержинцем».

В тот день «Дзержинец» (так тогда называлась команда) крупно проиграл ВВС из Москвы. Тем не менее у челябинцев появился в моем лице преданный болельщик из Троицка на многие-многие годы.

На следующий год открытие чемпионата снова прошло в Челябинске (одной из подгрупп, остальные две играли в Свердловске и еще где-то на Севере). Мне удалось посмотреть лишь одну игру, с московским «Спартаком». То было очень обидное поражение. В первом периоде Женишек забил гол, в третьем периоде он же вывел «Дзержинец» вперед, но в конце матча «Спартак» провел третью шайбу. Болельщики со стажем с огорчением вспоминали Колю Эпштейна и Витьку Шувалова, дескать, останься они в Челябинске, результат был бы другой. К сожалению, воровство талантливых хоккеистов из «Трактора» началось уже на заре становления отечественного хоккея. Жаль, ни Колю, ни Витю в игре не видел, но горжусь, что челябинец Николай Эпштейн стал заслуженным тренером СССР, долгие годы возглавлял воскресенский «Химик». А челябинец Виктор Шувалов стал заслуженным мастером спорта, выиграв в тройке с Бобровым чемпионат мира в 1954 году и Олимпийские игры в 1956 году в Кортина д'Ампеццо.

Когда команду переименовали в «Авангард», об ее успехах и неудачах пришлось следить лишь по газетным публикациям! Сначала много времени отнимала подготовка к защите диплома, а в 1955 году меня призвали в армию. Вернулся из армии – начал болеть уже за «Трактор» - так назвали команду и так ее знает весь спортивный мир по сей день.

Завидую нынешним болельщикам! Группы поддержки сопровождают команду аж до Владивостока, средства сообщения позволяют. А в 50-е и даже в 60-е годы прошлого века между Троицком и Челябинском курсировал раз в сутки единственный пригородный поезд на паровозной тяге. Не было ни электричек, ни автобусного сообщения, а проводники поездов дальнего следования крайне редко соглашались подвезти до Челябинска хотя бы в тамбуре, не рисковали. Поэтому основным транспортом для меня были товарные поезда. Отпросишься на работе с обеда – и на вокзал, мечешься по составам, чтобы наверняка знать, что он пойдет через Челябинск, а не свернет в Полетаево на Миасс. Если повезет, то устроишься в теплушке с сопровождающими груз проводниками. Доберешься в Челябинск – на стадион, а в кассе, бывало, билетов нет. Повезет – купишь с рук, не повезет – прыгаешь около стадиона. В третьем периоде открывали ворота, и неудачники вроде меня могли досмотреть последние 10 - 15 минут матча. А счастливчиками я считал тех, к кому перед игрой выходили хоккеисты и давали то ли билеты, то ли контрамарки.

Со временем и я стал таким же счастливчиком, когда узнал, что врач команды «Трактор» Валерий Михайлов – муж очень близкой подруги моей сестры. Несколько раз он помогал мне с билетами. Чуть позже я познакомился с еще двумя замечательными людьми, работниками стадиона. Их фамилии хорошо помню: Демченко и Коллонтай, правда, так и не понял, кто из них был директор, а кто ледовар – один раз видел, как они вдвоем готовили лед. Проблема с билетами была для меня решена.

На электромеханическом заводе, где я работал, было много болельщиков, с которыми я делился своими впечатлениями. Им тоже очень хотелось увидеть игру воочию, и однажды, собравшись, мы обратились к директору с просьбой помочь съездить на хоккей. Он выделил единственную на заводе машину ЗИС-5. Нам застелили кузов соломой, укрыли брезентом, и на зимнем стадионе ЧТЗ прибавилось десятка два горластых болельщиков из Троицка.

Многое из хоккея тех лет современному болельщику может показаться смешным и диким. Например, лыжная форма вместо хоккейной, щитки футбольные, налокотники велосипедные. Кто из нынешних может представить игру в сорокаградусный мороз? Жуть, но это было: четыре периода по 15 минут, на скамейках запасных хоккеисты, укутанные в одеяла. Зрители на трибунах располагались стоя, освещение осуществлялось гирляндами мощных ламп, висящими над коробкой. Иногда лампы лопались, и судьи с помощью игроков подбирали осколки. Вместо заливочных машин в перерывах выскакивала бригада с металлическими скребками и лопатами и почти бегом чистила лёд. Это уж потом появилось подобие заливочной машины, тащившей сзади тряпку, натянутую на каркас, на тряпку подавалась теплая вода из укрепленной здесь же бочки. Тем не менее лед на «Тракторе» всегда был высокого качества, скоростной, и кое-кого из-за этого не устраивал, особенно московских динамовцев во главе с Чернышевым. Это они поднимали вопрос об исключении «Трактора» из чемпионата – за то, что, не имея закрытой арены, он ставит якобы в неравные условия другие команды, имеющие закрытый лед. Неблагодарные, забыли, как Чернышев соблазнил в «Динамо» братьев Природиных, умыкнул Котлова с Девятовым, дескать, то ли поступили в пограничное, то ли в пожарное училище, стало быть, стали динамовцами.

Конечно, я понимал, что переходы неизбежны. Хоккеистам ведь тоже ничто человеческое не чуждо. У кого-то амбиции, у кого-то банальные бытовые потребности: квартира, машина, зарплата – семью содержать в те годы было очень непросто, одной славой не прокормишь. Но если в других командах уходили редкие единицы, то нас-то «дербанили» массово: кроме вышеназванных навскидку Тыжных, Бабинов, Стариков, С.Макаров, Быков. Это только те, кто были на слуху у советских болельщиков, ковали славу отечественного хоккея. А были ведь десятки молодых способных ребят, воспитанных в хоккейной школе Челябинска, которые во многих командах играли ведущие роли. Наша школа, я считаю, была лучшей в стране. Если покопаться в анналах истории хоккея, можно увидеть, что в тройке призеров чемпионатов СССР среди юношей и молодежи постоянную прописку имел «Трактор», становясь даже чемпионом. В сердцах благодарных болельщиков останется имя одного из лучших воспитателей чемпионов - Петра Васильевича Дубровина, долгие годы возглавлявшего детскую спортивную школу.

Как и любого болельщика, все эти десятилетия меня не покидала надежда увидеть любимую команду в ранге чемпиона страны. В 1977 году, когда мы стали бронзовыми призерами, мечта стала приобретать реальные очертания. И сбылась бы, если бы… ох уж это «если бы»! Вот представьте такую команду: Мыльников, Тыжных, Бабинов, Котлов, Девятов, П.Природин, братья Николай и Сергей Макаровы, Стариков, Быков, Белоусов, Евстифеев и еще ряд классных игроков в «Тракторе». Кто бы мог устоять против такой команды? К сожалению, большинство из них делали славу другим командам.

С вводом в строй Дворца спорта «Юность» количество мест на трибунах сократилось вдвое, для иногородних болельщиков появилась проблема с билетами, но нам, троичанам, повезло. Директор Дворца Ромаровский оказался свояком инструментальщика нашего завода Николая Ковальчука, тоже страстного болельщика. Позволю небольшое отступление от темы. Ромаровский дружил со знаменитыми на весь мир Рагулиным и Кузькиным. Друзья после матчей в Челябинске гостили у Ромаровского и в один из приездов ЦСКА наш Николай сфотографировался в компании с заслуженными мастерами и очень дорожил этой реликвией.

В сезоне 2011/2012 года пусть и в КХЛ, но «Трактор» под руководством «коренного тракториста» Валерия Белоусова становится первым в России. И пусть в команде были и Контиола, и Куинт, и Булис, но ведь погоду делали наши Панов, Попов, Якуценя, Кузнецов, да и вся команда. По-моему, начинали играть Ничушкин и Бурдасов. Сбылась моя мечта о чемпионстве. Кстати, на чемпионате мира среди молодежных команд в Уфе в 2013 году, где мне довелось побывать, когда на площадке появлялись Ничушкин, Нестеров, Шалунов, так и подмывало кричать: «Трактор» – вперёд!»

Если бы меня спросили, какой матч за эти десятилетия самый памятный, я бы затруднился ответить. Их было так много, но больше всего мне нравились матчи, когда «Трактор» показывал свой взрывной уральский характер, когда, крупно проигрывая, вырывал победу. К примеру, проигрывая ЦСКА 0:3 - победил 5:4, «Даугаве» 1:6 – победил 7:6, а в последние годы «Югре» 1:5 – победил 6:5! И таких матчей было много!

Но об одном матче все же расскажу. Это было в Москве, в год, когда Быков играл за «Трактор» последний сезон своей короткой карьеры в команде (селекционеры из ЦСКА прервали). Играли со «Спартаком». «Лужники» переполнены: как же, играет «Спартак»! На табло загораются цифры 0:1, 0:2, 1:3 – ведет «Трактор»! Трибуны молчат, кроме одного места, сами понимаете какого. Слышу сзади сверху: «Да заткните ему глотку!», получаю пинки в спину. Ко мне подходит озлобленный милиционер, и не будь со мной женщины – ночевал бы в московской кутузке. Конечно, «Спартак» тех лет – это была команда, переломили все же ход игры и выиграли. А мне в гостинице потом подсчитали синяки болельщика.

тратор2.JPG

Однако, развспоминался я, пора остановиться. А сделать выводы о том, что означает для меня «Трактор», предоставляю вам, любители хоккея, болельщики.

Поделиться

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other