Меню

*****

Евгений Галкин: «Я экстремал только на льду»

29.03.2007 00:00 56 (10691)

Как работает «двигатель» «Трактора»

Такой трудный, первый после семилетнего перерыва год в суперлиге для «Трактора» завершен. Сейчас руководство клуба подводит итоги этого сезона и строит планы на следующий, журналисты пишут ностальгические «хроники борьбы за выживание», а болельщики настраиваются на почти шестимесячное межсезонье.

Мы встретились с одним из лидеров атаки «Трактора», ассистентом капитана Евгением Галкиным. Лучший бомбардир команды в этом сезоне (на его счету семь шайб и семь голевых передач) согласился дать интервью «ВЧ» на следующий день после перенесенной микрооперации.

Самые трудные матчи

— Естественно, первый вопрос о здоровье.

— Да ничего страшного, через неделю смогу тренироваться.

— Чем занимаешься в первые после сезона дни отдыха?

— Ничем (улыбается улыбкой счастливого человека). Провожу время с семьей, а она у меня большая: жена, сын, дочь, бабушки, дедушки, собака.

— Этот сезон у тебя далеко не первый в карьере. Чем он отличался от предыдущих?

— Прежде всего тем, что у нас в этом сезоне команда была «разной». В других клубах, где я играл, состав всегда был сбалансированным, примерно одного уровня. А здесь половина команды играла в суперлиге первый сезон, и это накладывало свой отпечаток. Может, мастерства у других команд было и побольше, но в мотивации мы никому не уступали. Поэтому и радость от побед была значительно сильнее.

Легких матчей у нас в этом сезоне не было. Только Новокузнецк обыграли — 6:1. А остальные победы, ничьи, даже поражения в овертаймах с таким трудом давались, что не забыть. Еще опасность вылететь тяжелым камнем лежала на плечах. Трудовой сезон получился.

— Самый трудный матч можешь назвать?

— Наверное, в Тольятти. Вели — 2:1, но проиграли — 4:5. Обидно: могли победить. Еще с «Северсталью», когда выиграли в Череповце со счетом 1:0, очень тяжелый получился матч, такой же, как последний с Магниткой. Порадовало, что мы ни одному сопернику легкой жизни не дали.

Только «Динамо» и ЦСКА в первом круге нас смогли крупно обыграть. А всех остальных мы заставили биться. Проигрывали с разницей в одну, максимум две шайбы. В общем, все матчи были самыми трудными.

— В последних турах главный тренер Геннадий Цыгуров часто сетовал на усталость игроков. Действительно ли это такой уж важный фактор, ведь все игроки находятся в одинаковых условиях?

— У всех игроков разные физические возможности. Кто-то лучше тренирован, кто-то — хуже. График в конце сезона был действительно тяжелым, приходилось играть через день, но что толку жаловаться. У каждой команды в течение сезона бывают спады.

У нас такого явного не случилось. Был период, когда шесть матчей подряд не могли взять очки, но в остальном через матч, через два свое набирали. Понимаете, если человек подустал, то на первое место выходит класс, а его у команды пока нет.

Хочу играть в Челябинске

— У тебя ведь по хоккейным меркам возраст уже солидный — 31 год...

— Да почему меня «на пенсию» все отправляют?! (Смеется.) Крис Челиос в НХЛ играет в 45, и в паспорт ему никто не заглядывает. Только у нас в России в паспорт заглядывают, а что там смотреть?

Смотрите на результат. Откройте программку к любому матчу и увидите, что ни в одной команде больше пяти человек по 20 очков в сезоне не набирают. Я понимаю, если бы молодые у нас по 20 шайб забрасывали, а я три-пять, тогда сам бы подумал об уходе.

Конечно, когда-то мне захочется «на пенсию». Может, пойду тренером работать. У меня образование подходящее, в Магнитке педагогический институт закончил. Можно и каким-нибудь функционером при клубе остаться. Но сейчас об этом и говорить нечего.

— Кстати, о функционерах. У «Трактора» новый генеральный менеджер. Как Андрей Назаров общается с командой?

— Он дважды заходил к нам в раздевалку. В перерыве матча с «Химиком» и перед Магниткой. Оба раза разговор был жестким. Говорил, что нужно проявлять волю, бороться. Те, кто не хочет играть, в команде не останутся.

— Что ты думаешь о своем будущем в «Тракторе»?

— Мой контракт истекает в конце апреля, ближе к этому времени будет видно. Назаров с каждым, кого в команде хотят видеть, будет сам разговаривать. Остальным, видимо, объявят, что они свободны. Я хотел бы остаться в Челябинске и бороться вместе с командой за высокие места в следующем сезоне.

— Просить повышения цены контракта не собираешься?

— Люди, которые в других командах набирают столько же очков за сезон, сколько я, получают в два раза больше. Я за длинным рублем не гонюсь, но в то же время существует инфляция, которую, считаю, контракт должен учитывать.

Не все решают деньги

— Какой тебе видится команда следующего года?

— Молодежь вся останется. Из опытных ребят, думаю, человек пять-шесть не уедут. Я слышал, что с 11 игроками контракт продлевать не станут. А это почти полкоманды. Как сказал Назаров, нужно будет купить первую пятерку. Значит, остаются пятерка «ветеранов» и полторы пятерки молодых.

— Реально ли в следующем сезоне бороться за медали?

— Перед этим сезоном говорили, что в тройке будет Питер. Купили Юшкевича, Сушинского, Бута, а не вышло. Деньги решают не все. Желание, настрой, сплоченность — это не пустые слова.

— Возможно ли появление в команде иностранцев?

— Может быть, Назаров с кем-то договорится из НХЛ. Но для этого надо будет предложить людям достойную зарплату. Там же все звезды. Середняки играют в фарм-клубах. Не факт, что иностранец команде поможет, а они сейчас все грамотные: контракт так заключат, что играет не играет, а деньги свои получит. Может получиться так же, как с нашими канадцами.

— Кстати, почему уехали Джейсон Дойг и Чед Албан? Есть мнение, что они не прижились в команде.

— Это правда. Со стороны руководства к ним было такое отношение, будто они звезды первой величины. Хотя тот же Женька Хацей из Омска рассказывает, что когда у них играла настоящая звезда — Яромир Ягр, он себе никаких послаблений не позволял: все едут на базу тренироваться — и он на базу. А здесь: личный шофер с машиной, бесплатный Интернет, на базу не ездят, на тренировку могут не ходить.

Если команда делает силовые упражнения, они только растягиваются. Но мы готовились по плану, а они от случая к случаю, и результат налицо — их в команде нет. А в плане внутрикомандного общения проблем не было никаких. У нас человек шесть английским владеют в совершенстве. Семенов, Баев, Кречин, Мыльников с ними всегда могли свободно общаться.

Конечно, разногласия по игровым моментам возникали, но это обычное дело. Мы с Дойгом в одном звене играли. Я ему, допустим, говорю: вперед не бегать — это не его обязанность, а он все равно лезет в атаку. Он бы так в НХЛ пару раз сделал, его бы через несколько матчей в фарм-клуб отправили. Разговоры у нас с ним были не в упрек, рабочие: «Давай ты вот так, я вот так».

Перед матчем с «Северсталью» Михаил Юревич поговорил с руководством, в том числе и по их поводу. В Череповце канадцев уже не было. Команде их отсутствие объяснили тем, что они просто не проходят в состав. Дойг уехал в Швейцарию доигрывать, а где Албан, я не знаю.

— А если приглашать в «Трактор» воспитанников челябинского хоккея?

— Таких, кто может биться за медали, осталось мало. Данис Зарипов и в Казани себя неплохо чувствует. Наши в «Салавате» тоже не жалуются. Есть еще Тертышный и Гусманов в Магнитке, но, если взять статистику, Леха (Тертышный. — Авт.) три гола в сезоне забил...

Равиль тоже свои забивает, но не более того. Все они в своих нынешних командах получают в два-три раза больше, чем мы здесь. И даже если удастся их переманить, не факт, что они заиграют.

Деньгами все не решить. Мне кажется, если человек заслужил, что-то сделал для «Трактора», его надо ценить и уважать, а не привозить канадцев, которых никто не знает. Думаю, это не очень правильный подход. Мне самому интересно посмотреть, как «Трактор» будет выглядеть в следующем сезоне.

На хоккей надо ходить семьями

— А ситуацию со сменой капитанов можешь прокомментировать?

— Насколько мне известно, Цыгуров сказал, что к Воронцову у него никаких претензий нет. Просто иногда в команде необходимо что-то изменить, чтобы встряхнуть ребят. Цыгуров сам принял это решение. Возможно, он обсуждал его с руководством, но не с игроками.

— А как Цыгуров общается с хоккеистами?

— Он всегда открыт для общения. Говорит, если есть какие-то проблемы, подходите, будем решать. Кроме собраний команды проходят еще встречи совета помощников тренеров. В него помимо капитана и ассистентов входит Марат (Аскаров, защитник. — Авт.). Там обсуждаются игровые вопросы. С Цыгуровым можно и просто поговорить — не о хоккее.

— Через сезон откроется новый Дворец спорта. В «Юности» вы привыкли играть при аншлагах, а там стопроцентной заполняемости ожидать трудно.

— Ну, я так не считаю. В Магнитогорске население намного меньше, а аншлаги постоянно. Сейчас у нас на игры ходят только болельщики со стажем, которые следят за командой, а когда будет новый дворец, где все для зрителей, можно вообще семьями ходить, как в Англии ходят на футбол.

— А у тебя семья ходит на хоккей?

— Ходит жена с дочкой, иногда отец. Остальные по телевизору смотрят. Если я плохо играю, жена мне потом высказывает.

— Наверное, переживают, когда участвуешь в силовой борьбе?

— Против меня каких-то особых приемов никогда не проводили. Сознание на льду не терял. Бывало, дыхание сбивал, но не более того. Раньше хоккей был жестче, а теперь судьи строже наказывают за нарушения, и стало безопаснее.

Были разрешены неявные зацепы, а теперь только клюшку наложил — поехал две минуты отдыхать. Даже за грязные приемы наказание варьировалось в зависимости от того, где и с кем играешь.

Между высшей лигой и суперлигой тоже разница есть. Приедешь в Серов, а там такая грубость... Уровень игроков там такой, что они не могут в рамках правил бороться и тебя откровенно хватают. А если их за каждое нарушение наказывать, они весь матч втроем будут играть, и судьи на некоторые выпады закрывают глаза. В суперлиге такого, конечно, не допускают.

Лучше смотреть балет, чем футбол

— Ты сам болельщик?

— Я не болею за какую-то конкретную команду, но хоккей по ТВ могу посмотреть. За «Мечелом» слежу. Я оттуда перешел в «Трактор» и всех там знаю. Мне нравится хоккей, вот я и смотрю, к тому же у меня во многих командах друзья.

— А футбол смотришь?

— Наш нет. Вообще терпеть не могу. Чемпионат мира, Европы — это интересно. А наш... Я лучше оперу послушаю или балет посмотрю. Сам играю в футбол и, мне кажется, я бы не хуже сыграл, чем некоторые футболисты, например «Шинника». Это дилетантское мнение, но, мне кажется, так нельзя играть, как они играют.

Это не про уровень сборной, их я редко вижу, а про чемпионат России. Смотришь — смеяться хочется. Я раньше футбол любил, когда Газзаев играл, Михайличенко, Протасов. В те времена не было «спартаковских стеночек»: пас вперед — пас назад. Там все движение было в атаку.

— Телевизор много смотришь?

— Раньше больше смотрел. Теперь чаще с семьей в кино ходим. Слежу только за новостями. Из фильмов не люблю ужасы, фантастику, триллеры. Предпочитаю лирическое кино и комедии. Любимые фильмы — советские: «Любовь и голуби», «Москва слезам не верит».

Вообще взгляды на жизнь со временем меняются. Теперь все больше времени и сил уделяешь не развлечениям, а семье, друзьям, отношениям. Чем смотреть даже самый интересный в мире фильм, лучше просто прийти к друзьям на чай, поболтать.

— А экстримом не увлекаешься?

— Нет. Хоккея хватает. Когда закончу карьеру, попробую горные лыжи или сноуборд. Очень интересные и динамичные виды спорта. Сарматин раньше частенько катался. Но это опасно для профессионального спортсмена.

Запросто можно связки травмировать, а кто тебе тогда будет лечение оплачивать? Не на работе же травма получена. Надо к таким вещам профессионально подходить. Во время отпуска никакого экстрима. Буду отдыхать.

Петр МАЛЕТИН.
Фото Сергея АРСЕНЬЕВА.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other