Меню

Сколько стоят ляпы в отечественном хоккее

14.11.2014 09:27 87 (11799)

30 октября этого года в 11.00 в конференц-зале УралГУФКа по инициативе профессора Александра Найна и под патронажем министерства спорта Челябинской области состоялась пресс-конференция теперь уже бывшего тренера ХК «Трактор», финна Карри Киви. Встреча была организована для студентов различных специализаций, в том числе и для обучающихся на кафедре теории и методики хоккея и футбола.

 
 
— Уважаемые студенты и сотрудники, сегодня у нас в гостях очень интересный человек, который работал с ХК «Трактор». К сожалению, ему не удалось претворить в жизнь намеченное. Вы можете смело задавать любые вопросы финскому специалисту, как приятные, так и не очень. Он готов ответить вам откровенно и правдиво, — обратилась к аудитории специалист из областного министерства спорта.
На суд аудитории будущих тренеров-педагогов вышел высокий, стройный, худощавый мужчина моложавого вида. В голове ни сединки, несмотря на свои 42 года (посмотрите на наших и канадских специалистов в хоккее: либо седые, либо лысые головы. Это показатель того, что тренер «играет» в хоккей — не только нервами, но и сердцем).
Свой рассказ на английском языке (через переводчика) он начал с того, какой он, оказывается, замечательный парень. И длился этот рассказ минут 20.
— Мы сюда пришли слушать, не какой вы красивый и умный, а хотелось бы услышать от вас, как от профессионала финского хоккея, о тренировочном процессе, поставленном вами в челябинском «Тракторе». Почему получился такой провал? — я задал ему вопрос.
— Пожалуйста, пожалуйста, задавайте вопросы, — ответил мне несколько растерянно финский специалист через своего переводчика.
Задаю еще один вопрос: «В чем заключаются особенности лично вашей методики подготовки хоккеистов высокой квалификации?»
Ответ: «В подходе к людям».
Вопрос: «Я не спрашиваю про психологические и педагогические аспекты. Я имел в виду область функциональной подготовки в подготовительном периоде годичного макроцикла, так как в 2001 г. я тоже работал в ХК «Трактор» тренером по функциональной подготовке».
Ответ: «У вас в КХЛ очень короткий подготовительный период и слишком большой летом отпуск (т. е. переходный период). У нас в Финляндии отпуск у хоккеистов всего 3 недели».
Вопрос: «Стоп. А не кажется ли вам, что ваша финская система годичного макроцикла похожа на нашу советскую систему подготовки, а именно периодизацию, не так ли?»
Ответ: «Да, это было принято, когда у нас работал Юрзинов, я сам у него тренировался, но четырех недель хватит, чтобы набрать хорошую физическую форму».
Вот и попался на «неуд» финский коллега. Да, действительно, хоккеистам высокой квалификации можно быстро набрать функционал, если начать сразу работать в легкоатлетическом режиме, т. е. речь идет о максимальной и субмаксимальной нагрузке в режиме 40 — 60 сек. работы в одном подходе, пауза отдыха между подходами до 1,5 — 2 мин., и так до 8 — 10 подходов, всего 6 — 8 серий, пауза в сериях до 4 — 5 минут. Очень эффективная и быстрая схема приобретения физической формы, но по всем законам теории адаптации по Меерсону: как быстро мы наберем физическую форму без определенной аэробной базы за счет анаэробно-гликолитической работы, так мы ее и быстро затем в сезоне потеряем, что, как можно предположить, и произошло с хоккеистами ХК «Трактор» в конце сентября — начале октября сезона 2014 — 2015 г.
Ребята попросту «поплыли», и сейчас они, похоже, играют «на зубах», т. е. проявляя огромные волевые качества, через «не могу», по остаточному следу «опытного» финского тренера. И здесь Андрею Васильевичу Николишину не остается ничего другого, как просто дотянуть на положительном эмоциональном фоне снятия Киви до первого перерыва и там опять форсировать функциональную подготовку. Это сказывается на здоровье атлетов. Но куда деваться — нужно цепляться за плей-офф, таким образом доказывая свою состоятельность как тренера.
Вопрос: «Что и почему вам не удалось в челябинском «Тракторе?»
Ответ: «У меня был большой интерес поработать в КХЛ, и я доволен, что получил большой опыт работы здесь. А не удалось мне найти контакт с хоккеистами. К сожалению, я увидел «материал», только когда вышел в июле на лед, мне не хватило времени сформировать коллектив».
Вопрос: «Стоп, стоп, коллега. Но вы ведь еще в апреле получили приглашение. Я думаю, что при существующих современных возможностях обмена информацией вы бы за месяц получили все необходимое как о коллективе, так и каждом игроке. И при приглашении обычно торгуются, т. е. ставят условия не только по заработной плате, но и ключевым игрокам, не так ли?»
Ответ: «Я об этом как-то не подумал».

Вопрос: «Сколько стоил нашей области и городу ваш интерес поработать у нас?»
Внезапно инициативу начали перехватывать чиновники из министерства. «Это коммерческая тайна. Кто вас сюда пригласил? И какое вы имеете право здесь присутствовать и задавать вопросы?» — вскипела главный специалист из областного министерства.
Ответ: «А я могу и выйти, лично мне здесь все понятно. Кто-то, неизвестный всему городу, взял да и пригласил из Финляндии детского финского тренера, но конечную остановку кто-то тоже перепутал: вместо СДЮСШОР «Трактор» финского специалиста привезли на арену «Трактор», поработать с командой мастеров ХК «Трактор».
К сожалению, в истории такие факты хорошо известны — вспомним популярный фильм «Ирония судьбы, или С легким паром».

«Ломать — не строить, языком молоть — не мешки таскать», — любил говорить мой отец Виктор Павлович. Интересно, сколько теперь потребуется времени новому тренеру Андрею Васильевичу и его соратникам, хоккеистам ХК «Трактор», чтобы построить на послефинском пепелище новое хоккейное государство под фирменным названием «челябинский «Трактор»?
Я думаю, что ситуация исправится не скоро. Нам нужно только набраться терпения на два-три года — и мы увидим, как «…она взойдет, звезда пленительного счастья». Но лишь бы не получилось как с Глазковым Александром Степановичем уже в далеком 2001 г.: «Восстал он против мнений света. Один, как прежде…».
Хотелось бы еще вернуться к УралГУФКу: к сожалению, студенческой аудитории, которая состояла на 80 — 85 процентов из симпатичных девушек, было интересно слышать, «как рано он встает, какой зубной пастой пользуется и каким шампунем моет голову по утрам», а вопросы, касающиеся методики спортивной тренировки им, на мой взгляд, не были интересны. Они мне так и заявили в коридоре: «Нам это неинтересно, что вы спрашивали у финна». — «Как, но вы же будущие тренеры, вы будете иметь дело с организмом детей», — спросил я у будущих тренеров-педагогов. — «Ну и что? Как-нибудь поработаем», — ответили. Это «как-нибудь» потом и перерастает, к сожалению, во внезапные смерти в спорте и гибель школьников на уроках физической культуры. К несчастью, это сегодня общая беда в нашей стране: в России действительно не стало тренеров-профессионалов высокой квалификации. Великие гранды отечественного спорта, тренерского искусства, тренерского ремесла, такие, как В.Тарасов, Т.Тарасов,  В.Тихонов, Т.Цигуров, А.Качалин, А.Шустов и многие, многие профессионалы советской тренерской школы «сошли на нет», в силу ограниченности срока жизни на белом свете…

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»