Меню

Надо больше говорить не о конфликтах, а об межнациональной взаимопомощи

3 Ноября 2015 - автор Елена ИЛЬИНА
Ольга Буранкова: «У понятия «человечность» нет национальности»
Надо больше говорить не о конфликтах, а об межнациональной взаимопомощи
Убежденность в реальности и пользе дружбы народов у Ольги Буранковой в крови. Причем в буквальном смысле: «Мама у меня татарка, папа наполовину русский, наполовину мордвин», - улыбается Ольга Вадимовна. Так что направление деятельности во многом было, что называется, на роду написано: сегодня правозащитник Буранкова — один из самых известных в Челябинске специалистов по правам мигрантов. Уже несколько лет возглавляет общественную организацию «Аркаим» - информационно-правозащитный конфликтологический центр, куда приходят за правовой помощью те, кто по воле судьбы или по своей собственной оказался в России, а именно — в нашей области.

Когда обратной дороги нет

- Наша организация объединяет в основном людей, которые сами приехали сюда из бывших союзных республик и обо всех трудностях знают не понаслышке, - рассказывает Ольга Вадимовна. - Среди них есть те, кто вернулся на свою историческую родину, долгое время прожив за ее пределами. В последнее время, например, к работе организации подключились люди, приехавшие из Украины.

- И в чем главные трудности приезжих?

- Основные проблемы — это легализация и трудоустройство. Если у человека нет места, где он будет жить, где он может встать на учет, это автоматически закрывает перед ним все двери. К какому-то месту человек обязательно должен быть привязан. Но начать надо с того, что с 2002 года усложнился закон о российском гражданстве. До этого все было просто: приехала, вышла замуж за россиянина — и пожалуйста, гражданство обеспечено. Сейчас требования подтянули до европейских стандартов, но в наших условиях миграционное законодательство остается очень сложным и противоречивым. Приехала, допустим, семья, получила разрешение на временное проживание, вид на жительство. Хорошо. А вот получить гражданство в упрощенном порядке не все имеют право, говорят им, есть законодательные ограничения. Не спорю, невозможно давать гражданство всем. Но ведь есть люди, которые уже не могут вернуться туда, откуда приехали, обратной дороги нет. Есть, например, в Казахстане город Аркалык — сейчас уже город-призрак, поскольку градообразующее предприятие закрылось. И куда людям возвращаться?

- Сейчас по-прежнему актуален «украинский вопрос». Много людей оттуда к вам обращается?

- Достаточно. Надо сказать, что эти вопросы решаются хорошо, наш уровень помощи выше, чем в Европе. Конечно, приезжие хотят сосредоточиться в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге, но миграционные службы мудро расселяют их по регионам с малой численностью населения.

- Чем при этом руководствуются?

- С 2006 года действует государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, - так полностью называется этот документ. Поначалу она не очень-то работала, но в последние годы система наладилась. Президент поставил задачу обеспечить миграционный приток на уровне порядка 300 тысяч человек в год. В первую очередь за счет привлечения на постоянное жительство в Россию наших соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье. Кроме того, в приоритете разработка мер поддержки людей, которые хотят вернуться на свою историческую Родину. В целом программа должна способствовать социально-экономическому развитию России.

- К нашей области эта программа имеет какое-то отношение?

- Разумеется. Челябинская область вошла в число 47 российских регионов, которые принимают участие в программе. Но фактически работа была активизирована с приходом на пост губернатора Бориса Дубровского. Как раз последовали украинские события, и при поддержке региональной власти были организованы и пункты временного пребывания беженцев, и работа по их трудоустройству. Кроме того, украинские переселенцы могут получить гражданство в упрощенном порядке.

- Это льгота такая?

- Да, это утверждено распоряжением правительства об изменениях в региональных программах и связано с тем, что у многих переселенцев из Украины отсутствует ряд документов, например, о семейном положении или образовании. Вообще, очень печально, что о льготах и компенсациях, на которые имеют право участники программы добровольного переселения, практически нет информации. Люди совершенно не знают о том, что имеют право, скажем, на компенсацию транспортных расходов при переезде — а ведь это значительные деньги. На максимальную государственную поддержку могут рассчитывать те, кто едет в «территории приоритетного заселения». На этот год их было определено десять: Бурятия, Забайкальский, Камчатский, Приморский, Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Магаданская, Сахалинская области и Еврейская автономная область. Переселенцам, которые выберут эти регионы, полагается по 240 тысяч рублей подъемных на заявителя. Кстати, это во многом продолжение хороших советских традиций, когда люди отправлялись туда, где необходимы были рабочие руки, - на БАМ или целину. Сейчас о новых возможностях и льготах никто никому почему-то не рассказывает, в том числе и там, откуда люди едут: в Украине, Казахстане, Узбекистане.

- Вы автор проекта Единого многофункционального центра содействия добровольному переселению соотечественников. Расскажите, что это такое?

- Проект еще нуждается в доработке, но, надеюсь, в целом замысел будет полезен. В государственной программе есть ряд пробелов, которые мешают ее эффективной работе. Бюрократические барьеры, отсутствие жилищных условий для тех, кто приезжает. Плюс к этому сотрудники миграционных органов зачастую нацелены лишь на выявление нарушителей миграционного законодательства, а не на помощь соотечественникам. Наконец, нет даже понятного алгоритма и четкой процедуры легализации на территории России. Многофункциональный центр позволит объединить информацию о нуждаемости регионов в соотечественниках и на основе этого организовать их переквалификацию. Дотационные регионы получат финансовые возможности создания привлекательных условий жизни для соотечественников, государство равномерно распределит трудовые ресурсы на территории страны, тем самым снизив затраты на финансирование дотационных регионов в будущем. Центр также будет способствовать снижению межнационального напряжения.

- Во что обойдется содержание такого центра? И какие кадры для него нужны?

- Средства понадобятся только на содержание двадцати сотрудников и офиса. Гораздо более масштабных затрат потребует первоначальное жилищное обустройство соотечественников. А работать в команде проекта должны в первую очередь сами переселенцы и организации, имеющие опыт работы с людьми, которые на своем примере столкнулись с трудностями легализации, адаптации и жилищного обустройства в России. Не обойтись будет и без юристов, экономистов, психологов, кадровых работников, социологов, преподавателей профессий, имеющих дефицит на рынке труда. Отмечу, что такой центр должен быть создан в каждом регионе, где требуется рабочая сила. Это государственное учреждение федерального значения, с которым должны взаимодействовать все органы государственной власти и местного самоуправления.

- Опять-таки, какой интерес для нашего региона?

- Нашей области это может быть интересно, если соотечественники будут привлекаться в территории, где нуждаются в квалифицированных врачах, учителях, аграриях, где необходимо восстанавливать пахотные земли. Сельская местность остро нуждается в таком ресурсе. Будет гораздо лучше для всех, если поддержку получат соотечественники, которые готовы жить и трудиться здесь постоянно, а не отработать сезон и уехать, как трудовые мигранты. Но при этом следует обеспечить переселившиеся семьи временным жильем, детсадами и школами, достойной заработной платой, возможностью вести приусадебное хозяйство. Это задача властей, а центр, проект которого я разработала, нужен, чтобы у людей была полная, достоверная и объективная информация о том, чего ждет от них российская сторона и что она готова им предложить. Но самое главное — человеческое отношение, чтобы люди, возвращающиеся в Россию, чувствовали, что их здесь ждут и готовы помочь.

Сила в единстве

- Сейчас все чаще звучит мнение о необходимости ужесточения миграционного законодательства, в том смысле, что «Россия не резиновая». Как вы к этому относитесь?

- Безусловно, миграционная политика — это сегмент политики национальной. Люди, которые выросли в СССР, на «чурку» не обижаются, а вот когда чиновник в миграционном ведомстве говорит: «Езжай обратно» - это совсем другое дело. Такое, к сожалению, довольно часто случается. Не буду лишний раз напоминать об исконной многонациональности нашего государства, скажу только, что со времен царской России любая народность не теряла своей самоидентичности, но привносила ее в русский мир, а не противопоставляла ему. Самая точная мысль, по-моему, в том, что в многонациональности России и ее богатство, и ее уязвимость. Посей рознь — и не будет России. Поэтому лозунги вроде «Россия для русских» - это, на мой взгляд, полный бред. Ведь если люди едут сюда не просто «заработать и свалить», а работать и жить, везут сюда своих родных, хотят растить здесь детей — эти люди относятся к России как к своей второй Родине, как к своему дому, а значит, в большинстве своем не намерены совершать преступлений, значит, хотят жить и работать законно, приносить пользу государству, связать свою судьбу и судьбу своих детей и внуков с Россией.

- А как быть с тем, что защита прав мигрантов иной раз ущемляет права коренного населения? Об этом сейчас тоже много говорят.

- Говорить, конечно, надо, если есть перегибы. Но еще больше надо говорить о дружбе между народами, причем на самом элементарном, бытовом уровне. Разве мало таких примеров? Их масса! Случай из военной хроники мне рассказывал свекор: во время Великой Отечественной войны, когда невозможно было прорваться через немецкий заслон, наши бойцы обманули врага при помощи мордовского языка. Были немцы, которые знали русский язык, а вот мордовский, один из множества языков Советского Союза, не понимали. В нашем подразделении нашелся мордвин, который смог передать на своем языке товарищам тактические действия, — так и удалось прорваться через преграду. Я уверена, таких случаев в годы войны было немало. Вот когда многообразие языков, культур, народов и народностей не только обогащает, но и становится спасительным ресурсом. Не говоря уж о том, что представители всех национальностей воевали плечом к плечу.

А вот другой пример, уже из нашей жизни. Моя знакомая, по национальности армянка, работает санитаркой в больнице. Рассказала, что к ним поступила бабушка 93 лет, без документов и вещей, подобрали на улице в чем была — в халате и сапогах. О себе ничего рассказать не могла. Возможно, стала жертвой черных риелторов. Так знакомая моя принесла ей одежду, вплоть до нижнего белья, подкармливала, ухаживала, регулярно мне звонила, чтобы посоветоваться, как найти родственников бабушки или куда ее дальше определить. Вот вам наглядный пример того, что человечность не имеет национальности.

- Последний вопрос. Как вы считаете, что в вашей работе важнее: помощь конкретному человеку или выдвижение масштабных общественных инициатив?

- То и другое одинаково важно. Например, одна из самых сложных вещей — восстановление документов. Если у человека их нет, он не может устроиться на работу, в конце концов попадает в спецприемник, а там сидеть два года, и то не факт, что документы восстановят. Хотелось бы, чтобы для таких людей была объявлена амнистия, чтобы им была оказана действенная помощь. Вообще, хотелось бы сделать что-то базисное, что поможет большему количеству людей. Сегодня отсутствие реакции власти на проблемы и запросы общества порождает убеждение, что в России нет справедливости и социальной ответственности, а ведь это не так! Как у любого государства, у России есть приоритетные цели и задачи, есть текущие проблемы, которые постепенно разрешаются. У нашей страны более чем тысячелетняя история, Россию населяют свыше ста больших и малых народов, различных по происхождению, языку, культуре, особенностям быта, но тесно связанных общностью исторических судеб. Русский народ на протяжении многих веков составлял ядро многонационального государства, всегда играл ведущую роль в экономике и общественно-политической и культурной жизни страны. Высокоразвитая русская культура оказала большое влияние на культуру других народов страны, русские помогли ранее отсталым народам поднять свой материальный и культурный уровень. Русский язык стал вторым языком для многих народов. Россия имеет успешный опыт межнациональной политики, поэтому у меня нет сомнений, что все поставленные государством задачи в этой области будут выполнены.

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»