Меню

Точка невозврата

05.09.2012 17:10 70 (11580)

Даже крайние меры не помогают некоторым родителям вспомнить о том, что у них есть дети

Каждую неделю инспекторы по делам несовершеннолетних выезжают в рейды по неблагополучным семьям. Корреспондент «Вечерки» составил полицейским компанию и побывал на самом дне жизни, откуда далеко не каждый сможет выбраться.

Кресло с кровью

Я еду в рейд вместе с инспекторами по делам несовершеннолетних отдела полиции № 4 УМВД России по Челябинску. Такие поездки — одна из основных обязанностей сотрудников службы. Официальным языком это называется так: «Выявлять противоправные действия в отношении детей и защищать их от таковых». Неофициально это можно назвать по-другому — «достучаться до стенки». Сейчас объясню почему.

Нашим первым адресом был дом на улице Бажова. Подъездную дверь долго не открывали. Но наконец мы разбудили жильцов нужной нам квартиры. По документам в этом жилище обитают трое — ребенок, его мать и бабушка. Однако в квартире была только бабушка. Увидев, что ее решили навестить сотрудники ПДН, женщина побежала одеваться.

Квартира выглядела ужасно: пыль, грязь, забившийся в угол маленький ободранный котенок. Кухонный пол был заставлен пустыми пластиковыми бутылками из-под дешевого пива, на подоконнике стояла тарелка с давно засохшим рисом, в хлебнице лежали сухие заплесневелые корочки. Сотрудники ПДН попросили проводить их в комнату, в которой живет ребенок. Детской ее назвать было сложно: на столе переполненная пепельница, надкусанный огурец, какие-то старые пакеты из-под молока, а в воздухе — едва различимый, но едкий запах дыма…

— Присаживайтесь, — сказала хозяйка квартиры, указывая на старое, засаленное, не внушавшее доверия кресло.

Увидев замешательство на лице сотрудницы прокуратуры, торопливо постелила на него чистую, давно застиранную тряпочку. Хотя стирали ее, судя по всему, не очень усердно — на тряпке красовались застарелые пятна крови…

Дитя без документов

Далее из бабушки мы начали выуживать информацию о местонахождении ребенка. Мне на мгновение показалось, что со стенкой договориться проще, чем с этой гражданкой. В итоге очень долгой беседы удалось выяснить следующее: распутная мамочка малыша нашла себе мужика не то в Коркино, не то в Федоровке и уехала к нему. О точном местонахождении дочери женщина ничего не знала. Не знала она даже телефонные номера дочери и ее сожителя. Кстати, документы на малыша бабушка так и не нашла — ни медицинскую карточку, ни свидетельство о рождении. Единственное, что знала трясущаяся с похмелья бабуля, так это то, что нерадивая мамаша собиралась забрать вещи ребенка и самого мальчика из больницы. Собиралась, но так и не собралась.

Годовалого мальчика привезли в больницу с сотрясением мозга и закрытой черепно-мозговой травмой. При проверке выяснилось, что травму малыш получил так: его прабабушка и сожитель матери пытались поделить ребенка и в итоге уронили мальчишку на бетонный пол. Но это еще не все. Ребенок провел в больнице длительное время, но ни разу родственнички маленького Леши не пришли его навестить.

К слову, прабабушка на данный момент находится в морге. Хозяйка квартиры рассказала запутанную историю о том, что погибшая выпрыгнула с балкона, поссорившись в очередной раз с тем самым сожителем. На вопрос, почему она с похмелья, рассказчица ответила абсолютно нелогично: «Хоронить не на что, вот и пьем с горя». Откуда в таком случае деньги на алкоголь, спрашивать уже не хотелось.

«Достучаться до небес»

Такие семьи на учет в управление ПДН попадают разными способами: помогают соседи, социальные работники, медицинские учреждения, как, например, в случае с Лешей, либо анонимные доброжелатели.

Нашим вторым адресом стал частный домик с собакой на привязи, где жила молодая мать с годовалым ребенком. Незадолго до этого на мамочку, забывшую про то, что у нее есть маленькая дочь, нажаловалась соседка. Тогда инспекторы застали вновь беременную 19-летнюю женщину дома. Гостей у нее было хоть отбавляй. Причем все мужского пола и в состоянии сильного алкогольного опьянения. Ребенок спал на полу.

Сегодня в доме никого не оказалось, кроме голодной, запуганной и очень красивой собаки на привязи. У животного не было даже воды. Псина затравленно смотрела на людей в форме, которые, к сожалению, ничем не могли ей помочь. Соседка, выглядывая из-за своей ограды, сказала, что молодая мама приходила домой совсем недавно. А вот ее годовалую дочку Соню женщина не видела уже давно.

…Таких домов во время рейда у нас еще несколько. Везде грязь, надкусанная полузасохшая пища, бутылки из-под дешевого спиртного, невыносимая вонь и... маленькие дети, которые не видят другой жизни. И их родители, до которых сложнее достучаться, чем до небес.

Исключения из правил

К концу рейда я смертельно устаю. Но не от бесконечной беготни по убогим жилищам, а от неинформативных и бесполезных бесед с родителями подопечных инспекторов ПДН. Эти родители уже давно променяли своих детей на зеленого змия, на беззаботную жизнь в компании местных бомжей и прочие прелести того, что многие привыкли называть «дном». Я понимаю, что сегодня мы буквально убили массу времени: никто из родственников состоящих на учете детей просто не воспринял слова инспекторов. Причина — состояние алкогольного опьянения и, видимо, преодоление так называемой «точки невозврата». Это та точка, после прохождения которой индивидуума нереально вернуть к нормальной жизни. В наших же случаях как-то достучаться до пропивших свои мозги мамочек и бабушек возможным не представлялось. Кстати, куда у всех этих деток делись такие же, как и мамаши, асоциальные биологические папочки — вопрос уже отдельный...

После рейда я спросила знакомого психолога о том, есть ли какая-то польза от работы инспекции ПДН.

— Такие личности, о которых ты мне говоришь, уже не могут вернуться к нормальной жизни, — рассказала мне психолог Любовь Белова. — Свою «точку невозврата» они уже прошли. Ее не миновали их дети, но вернуть малышей, живущих на дне жизни, к жизни нормальной очень тяжело. По сути, начиная с подросткового возраста это поколение будущих преступников, которые с юных лет уже ненавидят тех, кто рос в нормальных семьях. Из детей, которые жили в нищете и с вечно пьяной матерью, давно променявшей семейные ценности на спиртное, стать нормальным человеком смогут в лучшем случае один — пять человек из ста. Немалая заслуга в этом принадлежит и инспекторам по делам несовершеннолетних. Тот объем работы, который они делают каждый день, далеко не каждый видит и ценит, но им можно в ноги поклониться за то, что из пары сотен потенциальных преступников, с которыми они работают, хотя бы несколько человек не свернут на криминальную дорожку.


На учете в отделе полиции № 4 состоят 15 неблагополучных семей. Полицейские еженедельно их посещают: проверяют, занимаются ли родители воспитанием своих детей, соблюдают ли банальные санитарные нормы. Если нет, то инспекторы ПДН проводят с родителями воспитательные беседы. Однако это далеко не всегда помогает, а поведение мамочек и папочек порой начинает угрожать здоровью и жизни маленьких челябинцев. В этом случае в суд направляются материалы о лишении родительских прав.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»