Меню

Леонид Серебренников: Чтобы исполнять романсы, нужно уметь любить

03.02.2017 09:30 - автор Виктория ОЛИФЕРЧУК
Его голос звучит более чем в 70 кинофильмах, он пел голосом Арамиса и Волшебника, на его счету более 100 песен в кино. С концертами он объехал всю страну, бывал в Голландии, США, Финляндии, Венгрии, Германии, Израиле, Великобритании.  А в Челябинск приехал впервые благодаря Олегу Митяеву и премии «Светлое прошлое».
Леонид Серебренников: Чтобы исполнять романсы, нужно уметь любить
Фото Андрея ТКАЧЕНКО.

Камертон из Сидора Матрасыча

Леонид Серебренников, несмотря на актерское образование, в первую очередь известен как певец. На заре туманной юности он практически сразу пошел по эстрадной тропе, которая привела его если не на съемочную площадку, то в студию звукозаписи. Его голос мы до сих пор слышим в старых советских фильмах – «Мария, Мирабела», «Чародеи», «Мелодия на два голоса», «Дульсинея Тобосская», «Рожденная революцией» и прочая, прочая.

- Леонид Федорович, сейчас столько фильмов выходит ежегодно, а ни одной песни на ум не приходит, ну разве что из сериала «Бандитский Петербург» сразу вспоминается. Такое впечатление, что песен в кино нет. С чем это связано?
- К сожалению, стали исчезать профессиональные музыканты. Если мы говорим о музыке советского экрана, то ее никогда не писали доморощенные рокеры или рэперы. Чтобы написать музыку нужно иметь не только талант, но и все-таки консерваторское образование. Тот же Минков (прим. Марк Минков, композитор, автор музыки к фильмам «Следствие ведут знатоки», «В зоне особого внимания», мультфильма «В порту» и пр.) – просто гениальный композитор, который учился композиции у Арама Хачатуряна. Сейчас отношение изменилось. Никита Богословский, с которым я дружил, как-то сказал: «Ленечка, я огорчен. Всю жизнь думал, что сочинял музыку для кино, оказывается я писал саундтреки». Даже песнями перестали называть. А сейчас музыку пишут зачастую просто музыканты. Как-то посмотрел по телевизору программу «Угадай мелодию», в которой принимали участие несколько наших поп-звезд. Пельш включает мелодию, а исполнительница не узнает собственную песню! Вот и ответ на ваш вопрос. Мелодии нет, аранжировка никакая. Песню из фильма «Обыкновенное чудо я запомнил моментально, мы записали всего три дубля, и я ушел из студии.

- Хорошая песня всегда «ложится на слух» ...
- Вот именно. Алексей Мажуков (прим. композитор, автор песен «Красная стрела», «А музыка звучит», «Ты снишься мне») так объяснял, что такое шлягер: «Это когда я сегодня написал песню, а завтра ее под забором поет Сидор Матрасыч». Как «Мария, Мирабела» - один раз услышал и запомнил. Нынешние песни все одинаковые, в диапазоне одной октавы, не песни, скорее речитативы, которые невозможно запомнить, приходится долбить.

Товар штучный или фабричный

- Часто обращаются с предложениями озвучивать фильмы или сериалы?
- Сейчас нет. Во-первых, песен толком нет. Во-вторых, авторы стараются сами петь. Непрофессионализм в сочинительстве влечет за собой такое же отношение к исполнению, вокалу. Мы как-то с Катей Гусевой, с которой работали, вспоминали сколько в Москве популярных драматических актеров? Устанешь считать. В каждом театре как минимум человек 10 вспомнишь. А теперь назовите выдающихся эстрадных певцов. Через десяток уже начинаешь буксовать. Актер драматический может быть кривым, косым, как Крамаров, хромым, как Зиновий Гердт, маленьким, как Евгений Леонов, певец не может быть без голоса, и никуда от этого не деться. Голос может быть небольшого диапазона, как у Джо Дассена или у Вали Толкуновой, но это неповторимый тембр, присущий только ему. Поэтому певец – товар штучный.

- Но ведь сейчас возможностей проявить себя появилось гораздо больше, одних только телевизионных конкурсов, наверное, с десяток.
- Правильно. Что такое «Фабрика звезд»? Это просто конвейер. Никогда уважающий себя музыкант не будет играть на фабричной гитаре. Хороший инструмент заказывают у мастера. У меня таких инструментов три, они стоят от полутора до двух тысяч долларов, настоящий, хороший инструмент - штучная продукция. Пение, вокал – этот такой же неповторимый инструмент. А сейчас каждый год несколько конкурсов штампуют певцов по 20 штук, а в результате мы почти никого не знаем. Конкурс дает шанс выйти на сцену, а потом ты должен доказывать, что тебе не зря дали эту возможность. И только зритель должен решать – звезда ты или нет. А тут сразу же дается установка: «Ты – звезда!», причем всем. Но так не бывает. Скоро таких звезд будет больше, чем зрителей, а толку? Вы заметили, что исполнителей сейчас узнают не по голосу, а по песне. Слышишь и понимаешь, ага, вот эту песню поет вот такая группа. А если песню не знаешь, то и не поймешь, кто исполняет. Нет яркой индивидуальности.

Зачем офицеру пианино?

- В советское время в школах работали по системе Кабалевского, целью такого обучения была подготовка детей к восприятию серьезной музыки. Сейчас уроки музыки, в принципе остались, но серьезного внимания этому не уделяется. Насколько значимо музыкальное воспитание для формирования личности?
- Я считаю, это очень важно. Вспомните историю. В дореволюционной России все офицеры играли на рояле, про гитару я вообще не говорю, хотя казалось бы зачем им это нужно? Учили языки, изучали литературу, и обратите внимание, что в дворянской среде преступников не было. А сейчас дети из богатых, благополучных семей регулярно нарушают законы, деньги есть, а духовности нет. Я уверен, что ребенок, который с детства слушает музыку Чайковского, увлекается поэзией, рисует, никогда не возьмет в руки нож. Это надо очень постараться, чтобы его заставить это сделать. Музыка прививает человеку чувство прекрасного и соответственное отношение к жизни. И чем раньше она войдет в жизнь человека, тем лучше. В детстве по радио часто передавали Лемешева, Отса, я еще ничего не понимал, но формировался слух и вкус. Потом я полюбил джазовую музыку, моим кумиром была Элла Фицджеральд, Дэйв Брубек. Кстати, сейчас у меня есть большая программа джазовой музыки, это все оттуда. А человек, который с детства не воспитан, он не только Баха не поймет, он и Миткова не поймет.

- Как относитесь к детским вокальным конкурсам?
- Мне всегда жалко малышей. Это тяжело для детской психики. Они очень переживают, не могут, как взрослые, понять, почему не дали приз и почему кто-то другой лучше него. Они – дети. Я считаю, что детей вообще нельзя изначально ставить в такие условия, или нужно награждать всех. Первый конкурс, в котором я участвовал, - «С песней по жизни». Мы вышли в финал, нас было 16 или 17 человек. Кто-то получил призовые места, остальные были дипломантами, я в том числе, но все при этом считались победителями. Нас всех награждали. А когда сейчас выходят три талантливые девочки- калопуськи, двоих откидывают, чтобы оставить одну, я просто не могу на это смотреть. Верочка Ланская, которая была в жюри детского конкурса, признавалась: «Для детей это такая травма. Они рыдают, настоящие истерики случаются». Что делать, как им объяснить? А ведь такая травма может всю жизнь испортить.

+++DSC_9865.jpg

Секс и неформат

- Вы сказали, что гастролируете с джазовой программой, почему изменили романсу? Что вас привлекает в джазовой музыке?
- Джаз я люблю давно. Когда работал в оркестре у Кролла, я ему признался, что «хотел попеть джаз». Он посмотрел на меня: «Ленечка, джаз попеть нельзя, с ним надо родиться». Я давний поклонник джаза. И это не преклонение перед западом, как раньгше считалось, это желание прикоснуться к другой культуре. Мы – народ, стоящий на коленях до сих пор. У нас все песни написаны в миноре, даже веселые марши. Единственный человек, который сочинял в мажоре – это был Дунаевский. А у американцев – все в мажоре, и у них жизнь другая.

- Для джазового певца что важнее - тембр, диапазон, техника?
- Джаз - это чисто негритянская музыка, конечно, есть определенные особенности и специфическое звучание. Обратите внимание, что джазовых певцов практически нет, мужчины джазовым вокалом не занимаются. Нэт Кинг Коул, Синатра – это скорее псевдоджаз. Такие голосовые импровизации, которые выдавала Элла Фицджеральд, мужчины не делают. Мужчины – джазмены, женщины – вокалистки. Это связано с определенной структурой голосовых связок, умение делать фиоритуры, переход из одного регистра в другой – это женский вокал. Хотя есть исключения – Джо Уильямс, Джордж Бенсон.

- Насколько трудно перестраиваться, ведь между романсом и джазом, как говорится дистанции огромного размера.
- Скажу по секрету, романс – это один из легких жанров, а знаете почему? Потому что там нет второго плана. Никогда ни в одном романсе вы не услышите подтекста, как у тех же бардов: пою одно, а подразумеваю другое. Чтобы исполнять романсы, нужно одно – любить. Но в этом и заключается сложность, если ты не умеешь любить, не знаешь, что такое любовь – ничего не получится, будет вокальное упражнение. А поскольку сейчас любви в принципе нет, ее заменил секс, вот и получается, что романс – неформат, как мне часто говорят.

- Надеюсь, хотя бы для канала «Культура» формат романса подходящий?
- Я продолжаю выступать в программе «Романтика романса», в феврале буду сниматься с Лерой Ланской, и в планах сделать свою программу, поскольку этот год у меня юбилейный, 70 лет отмечу.


Леонид Серебренников, советский и российский певец, актёр, заслуженный артист России. Исполнил более 100 песен в кино – в фильмах "Д'Артаньян и три мушкетёра" (Арамис), «Обыкновенное чудо», «Чародеи» «Мария-Мирабела», «Дульсинея Тобосская», «Бедная Маша», «Мелодия на два голоса», «Рожденная революцией», «Бархатный сезон», «Петербургские тайны», др. Был ведущим ряда телевизионных программ, таких как: «Утренняя почта», «В концертной студии Останкино», цикл «Любители оперетты». До 2005 года вёл программу «Романтика романса» на телеканале «Культура».

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»