Меню

Виталий Казарцев: «Петь надо то, что нравится»

09.03.2017 11:30 - автор Андрей ВАГАНОВ
Когда-то легендарная «Седьмая бригада» из медицинского института гремела на весь город. Выступления этого коллектива всегда собирали полные залы. Сегодня многие участники тех представлений стали профессиональными актерами и музыкантами. Но есть и те, кто сохранил верность сразу двум призваниям – и музыке, и медицине. Таков гость нашей рубрики Виталий Казарцев.
Виталий Казарцев: «Петь надо то, что нравится»

Играть научился за день


– Музыкой я стал заниматься еще в детстве, – рассказывает Виталий Казарцев. – Родители отдали меня в музыкальную школу, правда, в класс баяна. Заниматься мне нравилось, но однажды, поехав в пионерский лагерь, я оказался в особенном отряде. Во-первых, он состоял только из мальчиков. Во-вторых, все они умели играть на гитаре. Естественно, на гитаре играл и вожатый. Пришлось осваивать инструмент – как сейчас помню, производства Магнитогорской мебельной фабрики, с жесткими стальными струнами.

Освоение заняло ровно один день – все же знания, полученные в музыкальной школе, были полезны. И пусть в конце этого дня пальцы были изранены до крови, все же к тому времени я мог сыграть целую песню.

Так все и началось. Потом у меня появилась своя гитара, потом я начал петь. Помню, отец привез из зарубежной командировки (он участвовал в строительстве металлургического комбината в Иране) импортную кассетную магнитолу, а вместе с ней и несколько кассет с записями, которые на территории Советского Союза достать было практически невозможно: концерт Аркадия Северного и два выступления Владимира Высоцкого в различных НИИ. Я, естественно, тут же перепел все содержимое кассет, изо всех сил стараясь сохранить интонации авторов, хотя не полностью «въезжал» в смыслы.

Увлечение гитарой и авторской песней не могло бы развиваться без знакомства с челябинскими бардами. Тогда в каждом институте был свой клуб самодеятельной песни. И я, как человек, с детства уверенный, что буду работать врачом, пошел в клуб именно медицинского института. Его тогда возглавлял Алексей Богатенков. Еще раньше я познакомился со студентом-медиком Юрием Харченко, впоследствии основателем группы «Мультики». И, хотя еще учился в школе, участвовал во многих клубных концертах…

++fdqzJDOx4go.jpg

Рождение бригады


– Когда я уже стал студентом – конечно же, медицинского института – то, как и другие первокурсники, был отправлен в колхоз, на картошку. И к нам регулярно приезжали с выступлениями институтские агитбригады. В их составе были и знакомый мне Харченко, и Лариса Брохман со своим аккомпаниатором Олегом Степановым. Надо сказать, что с Олегом мы вообще-то учились в одной музыкальной школе, но тогда не дружили. Однако, оказавшись в одном вузе, сдружились так, что не расстаемся до сих пор… Тогда, зная мое увлечение песней, старшие товарищи пригласили меня в агитбригаду. И после возвращения из колхоза мы собрались – кроме меня пришли Александр Жаров, Игорь Савельев, Сергей Крашенинников и еще большая группа ребят. Агитбригада получилась достаточно мощной, и нам сразу поручили подготовить посвящение в студенты – тем более что прежняя команда, отвечавшая за этот праздник, по каким-то причинам отпала. И почему-то нам пришла идея сделать не какой-то банальный концерт или театрализованное поздравление, а целый мюзикл. Несмотря на то что назывался он «Аленький цветочек», среди действующих лиц были и Баба Яга, и Кощей Бессмертный, и прочие герои совсем других сказок.

Мюзикл был представлен публике и прошел с огромным успехом. О нас даже стали говорить в городе. Михаил Вейцкин, который тогда занимал ответственный пост в областном КСП, пригласил нас выступить на сцене клуба городской больницы № 3 (где было его основное место работы). Момент выступления можно считать началом истории нашего коллектива.

Название ему было придумано опять-таки на картошке. В то время в поле работали шесть бригад, а седьмая ездила с концертами. Многие думают, что название как-то связано с бригадами скорой помощи, но это не так.

Впоследствии коллектив то рос, то сжимался. Из этой агитбригады в свое время вышли группа «Мультики», трио «Парадокс»… История продолжалась очень долго – до 1992 года, когда все как-то разбрелись.

Винни-Пух и не только


– Мы участвовали в фестивалях – и Ильменском, и Грушинском, выступали на самых различных сценах и познакомились практически со всеми творческими людьми города. Кроме концертов делали и большие спектакли, хотя особой режиссуры в них не было. Даже детальных сценариев не писали – наши постоянные авторы Вадим Токмаков и Андрей Рогожкин намечали канву, а потом начиналась импровизация. Но в результате получалось смешно…

В конце концов мы уже начали ездить по приглашению в другие города (например, в Екатеринбург). Возникло даже сообщество фанатов, которые переезжали вслед за нами, чтобы посмотреть выступления.

Поклонниками творчества «Седьмой бригады» были и профессиональные режиссеры и актеры. Например, Александр Борок, который тогда не был главным режиссером кукольного театра, но активно пробовал себя в жанре капустников и пародий. Вместе с Сергеем Плотовым они основали «Черный театр», который тоже был популярен. И вот однажды они предложили нам сыграть один из наших мюзиклов на сцене театра кукол.

Конечно, мы согласились, и это выступление тоже вошло в историю и «Седьмой бригады», и театра. Мюзикл «Вини-Пух и все-все-все, или Роковой выстрел» зазвучал как-то по-иному, и многие зрители, которые попали на этот спектакль, вспоминают о нем до сих пор.

++FciiEa07Aqo.jpg

Медицина или музыка?


– Конечно, некоторые «ветераны» бригады со временем ушли в другую профессию, – продолжает Виталий Казарцев. – Например, Лариса Брохман сначала стала артисткой челябинской филармонии (вслед за Олегом Митяевым), а потом вообще перебралась в столицу. Александр Жаров возглавляет очень важное ведомство в Москве. Сергей Крашенинников со временем превратился в настоящего маэстро гитары, о котором с уважением отзывались коллеги. Однако он остался в педиатрии, где тоже очень уважаемый специалист. Работает в областном перинатальном центре, занимается самыми маленькими детьми. Вадим Токмаков и Андрей Рогожкин также работают врачами. Для меня лично медицина оставалась и остается делом, которым интересно заниматься. Даже в такой непростой области, как анестезиология и реаниматология.

Врач – это тоже творческая профессия, потому что надо постоянно искать выходы из сложных ситуаций, постоянно развиваться. Тем более что я теперь преподаю в институте, так что хочешь не хочешь, а приходится знать больше, чем студенты.

Потому и я, и Олег Степанов, кстати, настоящий доктор медицинских наук, профессор кафедры педиатрии, продолжаем сохранять верность медицине. Юрий Харченко, к сожалению, теперь занимается исключительно врачеванием, не поет и не пишет новых песен… А вот мы полностью отказаться от музыки не смогли.

Через два года после распада бригады мы снова встретились и решили продолжать выступления. Нас «подговорил» на этот подвиг Александр Деревягин и, как оказалось, получилось неплохо. Все же какая-то отдушина в нашем деле необходима…

Сначала выступали вдвоем, потом к нам присоединился баянист Владимир Степанов, потом еще один музыкант – Владимир Риккер из «Уральского диксиленда». Так что мы продолжаем давать концерты. Под прежним названием, «Седьмая бригада», уже 35 лет. И очень гордимся тем, что такие замечательные профессионалы работают на сцене вместе с нами.

Истинный шансон


– Поем мы то, что нравится. Если определять стиль, в котором работаем, то можно вспомнить слово «шансон». Но мы возрождаем традиции, о которых, к сожалению, забыли пропагандисты блатного фольклора, который почему-то тоже называют этим словом. По нашему мнению, настоящими российскими шансонье были такие мастера, как Изабелла Юрьева. Александр Вертинский, Петр Лещенко, Вадим Козин. Слушая их, понимаешь, какое влияние они оказали на целое поколение, при этом оставаясь официально непризнанными или даже притесняемыми… Традиции русского романса и русского шансона, популярного в городских салонах, потом отразились в творчестве таких мастеров, выступавших и на большой эстраде, как Марк Бернес, Владимир Трошин…

И конечно, мы поем авторскую песню, потому что творчество бардов – тоже особый пласт музыки и поэзии. И я уверен, что, несмотря на все усилия нашего радио и телевидения, которые заливают нас морем бессмысленной и пошлой попсы, все равно сохранились люди, которые читают умные книги, разговаривают на вечные темы и слушают другую музыку и другие песни. Вот для них и поем…

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»