Меню

Тегеранские актеры на челябинской сцене

11.03.2019 13:35 - автор Наталья Фирсанова
Насилие, боль, нелюбовь. Так, пожалуй, можно определить тему спектакля «Брайль», который привезли гости из Ирана на фестиваль «CHELoBEK TEATPA». В Челябинске они впервые представили свою работу иностранной публике. По словам режиссера Мехди Шейхванда, спектакль родился в конце 2018 года и был хорошо принят критиками и зрителями.
Тегеранские актеры на челябинской сцене
Насилие, боль, нелюбовь. Так, пожалуй, можно определить тему спектакля «Брайль», который привезли гости из Ирана на фестиваль «CHELoBEK TEATPA». В Челябинске они впервые представили свою работу иностранной публике. По словам режиссера Мехди Шейхванда, спектакль родился в конце 2018 года и был хорошо принят критиками и зрителями.

Короткое, емкое название звучало интригующе. Почему «Брайль»? Может быть, зрителю раскроют тайные страницы жизни знаменитого изобретателя специального шрифта или предложат погрузиться в мир слепых? Однако незрячих героев в спектакле нет. Вероятно, речь о душевной слепоте окружающих, неумении сопереживать. Молодая женщина становится жертвой изнасилования. Это событие лежит в основе спектакля в исполнении труппы Jirjirak Theater.

По сцене разбросаны рулоны туалетной бумаги, здесь же, на столике, пластиковые бутылки с водой и жидкостью вишневого цвета. На одной площадке четыре молодых человека: две женщины, два мужчины. Но они словно разделены непроницаемыми перегородками. Каждый актер рассказывает историю своего персонажа, историю боли.

Лицо жертвы насилия закрыто маской, на ней только рот, искаженный страданием. Случайный выбор такси на улице превращается для женщины в жизненную катастрофу.

image2.jpg

Поруганная, униженная, она не ищет оправдания, лишь не перестает повторять: если бы я остановила другую машину, ничего бы не произошло… И постоянно возвращается к страшному событию, делает акцент на детали: они что-то вырезали на коже.

Муж жертвы – современный молодой мужчина, хипстер, каких можно встретить и на улицах нашего города. У него свое восприятие ситуации. В его монологе – ни слова сочувствия к жене. С опозоренной женщиной он жить не может, а потому подает на развод. Вместе они несколько лет. Была любовь? «Я привыкла к нему, как к домашним тапочкам», – говорит героиня.

image3.jpg

Насильник вспоминает случаи из детства. Он страдал от издевательств одноклассников, в свое время стал жертвой насилия. Периодически он пытается заклеить свой рот скотчем, но слова рвутся наружу и он нервно срывает липкую ленту. Но в этом потоке ни одной нотки раскаяния.

image5.jpg

Гламурная красотка в хиджабе – телеведущая. Она явно скучает, разглядывает пальцы. Состояние ногтей волнует ее куда больше, чем все, что происходит вокруг: у меня заусеницы, принесите ножницы.

image1.jpg

Теледива оживляется, когда приходит время рекламировать туалетную бумагу. Она с наслаждением разматывает, как серпантин, большие рулоны. В это время на заднем плане жертва также разматывает бумажную нить, окропляя ее жидкостью вишневого цвета.

image6.jpg

Можно предположить, что действие происходит на телешоу. По закону жанра в действие включается видеосвязь. На экране появляется водитель того самого злополучного такси. Конечно же, ему нет дела до судьбы пассажирки: их столько вокруг. Слово предоставляется эксперту-психологу. Он констатирует: каждый человек подвергается насилию.

В спектакле актеры говорят на родном языке – фарси. Зрителям выдали наушники, чтобы слышать перевод. Он несколько отставал от реплик актеров. Поначалу это затрудняло восприятие происходящего, но постепенно барьер удалось преодолеть.

В целом мне как неискушенному зрителю спектакль понравился. Труппа решилась на смелый эксперимент и постаралась привлечь внимание к острой проблеме, которая имеет место не только в мусульманском обществе.

Фото Олега Каргаполова

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»