Меню

Сергей Крапивин: «Рейтинги влияния: объективный срез или манипулирование общественным мнением»

01.08.2017 09:00 - автор Сергей Таран
Ажиотаж вокруг интернет-голосования и строительство различных рейтингов просигнализировал экспертам «Сигарного клуба»: тема не исчерпана. И в прошлую пятницу, как раз в День PR-специалиста,завсегдатаи «пиршества ума» собрались, чтобы обсудить это будоражащее явление — рейтинги.

Бессменный модератор Сергей Крапивин сформулировал проблему так: «Рейтинги влияния: объективный срез или манипулирование общественным мнением? Как они создаются? Какова степень их реального воздействия? В общем, завсегдатаям и гостям пришлось потрудиться».
Сергей Крапивин: «Рейтинги влияния: объективный срез или манипулирование общественным мнением»
Многоликий ранжир

Собеседники начали с того, что надавали понятию «рейтинг» множество определений, перебирая контексты. Одно из них пришлось даже вынести в заголовок. Первым взял слово депутат Гордумы Дмитрий Довженко:


 - Рейтинги заставляют продавать акции и брать кредиты. Фактически рейтингом можно повлиять на экономическую ситуацию в любом субъекте федерации. Появились даже рейтинговые агентства, которые могут «пересматривать» расклад. Есть и политические рейтинг. Это как оружие, с помощью которого можно что-то получить особенно сейчас, когда страна не в простой ситуации. Рейтинги иностранных агентств являются экономическим оружием, которое используют против нас.

- Знание – сила, - ответил директор Челябинского филиала РАНХиГС Сергей Зырянов. - В этом контексте рейтинг – оружие. Но рейтинг вообще-то числовой или порядковый показатель, выражающий важность или значимость определенных объектов, явлений или персон. Рейтинг – это скорее инструмент, когда нужно показать субъект в какой-то шкале, уже существующей или созданной по заданным параметрам. В России рейтингование или наличие солидных рейтинговых структур – большая проблема. Не сложилось. Нет такого авторитета даже внутреннем рынке. Для построения рейтингов пользуются в основном западными методиками, разработанными для условий экономической и политической конкуренции. И в нашей, немного другой, среде они не отражают реальных показателей. С другой стороны, надо понимать, что рейтинг не лишен субъективности, где нет официальных статистических данных. Например, рейтинг инвестиционной привлекательности субъектов федерации. Он ежегодно составляется, там более или менее понятна его шкала. А если нет такой шкалы? Рейтинг будут отражать субъективное восприятие действительности.

Политолог Александр Мельников отреагировал:

- На примере экологических рейтингов мы видим, что, в принципе, достаточно данных, чтобы выстроить иерархию. Но вместе с тем параллельно строятся рейтинги, которые опираются вовсе не на статистику, заходят в ту же самую нишу и выдают другие результаты.

- Экспертные опросы не более 30% показателей, - уточнил Довженко.

- Речь о том, что на рейтинги существует спрос у разных групп населения, у СМИ, у групп интересов, - продолжил Зырянов. - У политических партий существует потребность понимания своего статуса и места. А система рейтингования дает ответы. Рейтинги нужны там, где много избыточной информации, и невозможно определиться. И когда возникает недостаток информации, то его тоже пытаются компенсировать субъективными рейтингами. Чаще это в экономической и политической сфере. Опросить население и составить рейтинг, например, доверия. Можно опросить экспертов. При этом тот, кто делает эти рейтинги, говорит о статусе, о качестве своего рейтинга.

Это новая демократия?

Политолог Андрей Лавров:

- Здесь ведь нужно четко понимать, что весь 20 век – это время гибели идеологий и дискредитация демократии как системы. Люди на выборы не ходят идеологически. Последний рубеж, когда готовы были умирать за идеологию – это 1968 год. Сейчас коммунисты батюшкам руки целуют, либерал-демократы совсем не либералы и не демократы. Это общемировая тенденция. Демократия как таковая переходит в другую схему – в демократию социологии, когда социологические данные и исследования подменяют, по большому счету, систему выборов и голосований. Рейтинги – это формирующая система в большинстве своем. Кроме экономической ситуации.

Мельников полемизируя: - А 2008 год в Америке? Переделывая известную фразу, можно сказать: есть ложь, есть наглая ложь, есть статистика, а есть рейтинги. В моем представлении они развивают цепочку манипулирования общественным мнением. Пресловутый рейтинг инвестиционной привлекательности в определенный момент получил политическое звучание как некий критерий работы губернатора. Логично, что начинается гонка в борьбе за этот рейтинг. И на сегодняшний день мы можем говорить, что доля лоббисткого потенциала губернаторов там есть.

Крапивин: - Уместно ли оценивать работу любого чиновника на основании рейтингов?

Мельников: - Я, как похотливый потребитель рейтингов, приведу пример. Есть одно интернет-СМИ, которое сегодня публикует рейтинги муниципальных глав. Не знаю, насколько там безупречна методика и объективна система оценок. Но я интуитивно догадываюсь: этот рейтинг отражает отношение оценки работы глав в политическом блоке губернаторской команды. И поэтому этот рейтинг дает мне полезную пищу для анализа. И уже не важно, что глава А, к примеру, эффективней главы Б на 23,3 балла.

- Рейтинги – это инструмент разной сложности, - бросил реплику Зырянов. - Относиться к ним нужно внимательно.

- У нас есть три стандартных способа «измерить» политику, - уточнил Лавров. - Социологический опрос не может показать влияние, но может показать известность кого-то. Отношение. Доверие. Есть медийные рейтинги, экспертные. Но тут вопрос: кого увы берете в эксперты? Принципиально и то, с какой периодичностью выходит рейтинг.

Температура относительно чего-то

Политтехнолог, координатор проекта “PR-дозор” Евгений Маклаков:

- Самое ценное в рейтинге остается «за кадром» в результате исследования. В этом плане «вся» аналитика не публикуется. Представьте, я заплатил за исследование, и поэтому не буду раскрывать никому результаты. А публикуются совершенно другие данные. Любой рейтинг содержит свои цели, у него свои интересанты.

(Смех потрясает помещение. Пошутили про то, что никто никому не заказывает рейтинги).

Довженко с энтузиазмом: - Рейтинг можно посмотреть как градусник. Он показывает некую «температуру» относительно чего-то. Я знаю федеральных чиновников, которые смотрят рейтинги не с точки зрения абсолютных цифр, а - динамики. Если вверх идет – нормально, если вниз – пора вмешиваться.

- Я согласен с Андреем, - Зырянов остался в академической стезе. - Периодичность, частота исследования важна. Если мы с 1998 года публикуем рейтинг влияния, то это делается за счет собственных ресурсов. Огромный массив информации собран. Когда известные персоны обращались после публикаций, продавал. И не жалею об этом. Ресурсы как-то нужно восполнять. Кстати, отбор номинантов для топ-листа – сложная самостоятельная задача. Для этого мы используем мнение экспертов.

- Для нас важна медийная составляющая, - вставил Лавров. - И тут важны контакты с журналистами, специализирующимися на политической тематике.

- Количество публикаций не отражает объективной картины, - попытался возразить Маклаков. - Если бы у меня стояла задача вывести кого-то в топ, то это делается без проблем, при определенной сумме денег. Мы все взрослые люди и знаем, что находимся в заданной политической системе и понимаем ее. Понятно, что тот, кто будет действовать «против ветра», немедленно лишится доступа к СМИ. Наш рейтинг смог встряхнуть депутатов – по две-три тысячи посетителей на сайте «Слуга74». Это хорошо. Но многие не обратили внимания, что запущена пока только бета-версия этого проекта. Не все инструменты задействованы. Там будет регистрация для народного голосования (некоторые говорят – «антинародное»). Рейтинг и его возможности будут популяризироваться через городские форумы и так далее. Люди должны понимать, что есть сайт, где можно проголосовать. Говорят, что мы там «подкручиваем». Но на сегодня чего-то там «подкручивать» -смысла нет. Мы посмотрели ай-пи адреса наших депутатов. Оказывается, их знают даже в Нигерии. С августа у нас появится вся статистика. Есть и подпроект «Слухи Челябинской области». Если бы политики смотрели не на строчку в рейтинге, а на то, по каким критериям люди ставят оценки. Народное голосование основано просто – люди видят, что делает конкретно депутат.

(Посыпались советы как монетизировать проект, один смешнее другого).

Депутат Гордумы Юрий Панов: Отмечу, что сделал «Слуга74». У нас не было таких рейтингов для депутатов районного и городского уровня. Это успех. Бог им судья, как они там на самом деле строят рейтинг. Наверное, они применяют все возможные манипуляции. Потому что не может быть так, что рейтинг объявили сегодня – у него сразу минус 150 голосов. Не может человек за 3-5 минут набрать 120 голосов или потерять 200. Но что важно, много живых комментариев, которые показывают существенные проблемы. Берешь факты — и работаешь по ним. И можно узнать общественное мнение на местах, которое наверх не доходит.

Власть любит тишину

- Господа, если говорить о какой-то известности, - заметил Лавров. - Политическое влияние не всегда медийно. Бухарин и Рыков были в сто раз знаменитее, чем Сталин, который сидел себе тихо и вел аппаратную работу. Деньги и власть любят тишину.

- Битва рейтингов? Каким доверять? - поддержал дискуссию модератор.

- Стабильность результатов и корреляция их с какими-то событиями, - пояснил Зырянов. - Чем больше включаешь в шорт-лист людей, тем нетерпеливее и небрежней оценивают эксперты.

- А вот публиковать нижнюю часть рейтинга неэтично, - заявил Лавров. - Там и о закономерности говорить нечего, поскольку все быстро меняется.

Закруглять заседание клуба выпало директору МАУ ИД «Верний Челябинск» Сергею Филичкину:

- Мы, журналисты, очень любим рейтинги. Это всегда интересная тема, прекрасное чтиво, ярмарка тщеславия, тараканьи бега. Безусловно, часто эти рейтинги бывают недостоверны. Мы все понимаем, рейтинги могут использовать как средство недобросовестной конкуренции. А конкурируют между собой все, даже регионы за федеральные субсидии, инвестиции. А инвесторы внимательно читают их, чтобы вложиться в самый стабильный регион. Для меня самыми ценными являются те, которые построены на основе внутренних документов. Не секрет, когда Президент посылает губернатора в регион, даем ему методичку, по которой он будет оценивать работу. И все эти оценки всегда оцифрованы. Это социальные и экономические показатели развития региона, налоги, уровень жизни. У губернатора Дубровского выстроена система управления муниципалитетами примерно так же. Когда у нас бывает доступ к этой информации, мы может на этом основании сделать какой-то рейтинг. Но самый главный рейтинг – это выборы. А главный эксперт – это избиратель.

Фото Людмилы Потаповой

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»