Меню

Сумеем ли удержать на селе людей?

23.01.2019 17:34 - автор Анна Поперечная
На днях в дискуссионном «Сигарном клубе» задались серьезной и очень актуальной темой — есть ли будущее на селе. Пока данные социологов о жизни в сельской местности не очень хорошие. И главный показатель - сельское население неумолимо сокращается. Спрашивается, зачем тогда финансировать территории, откуда люди уезжают? С другой стороны, утверждение о том, что человеческий потенциал на селе стремительно сокращается не совсем верно. Есть и обратные примеры. Но как остановить этот негативный процесс в целом по стране? И возможно ли это? Эксперты клуба постарались найти ответ.
Сумеем ли удержать на селе людей?
На дальнем краю региона

Модератор клуба Андрей Трушников сходу предложил высказаться людям, знающим «предмет» от и до. И глава Октябрьского района Михаил Молчан решительно заговорил:

- На самом деле население села сокращается. Наш район находится на юго-восточной окраине Челябинской области. И если центральные усадьбы еще имеют свое развитие, то отдаленные населенные пункты практически вымирают. Стагнация начинается с того, что уезжает молодежь: нет хороших дорог, подтянуть газ не представляется возможным — расстояние между селами до 20 километров. А проживает в этих селах до ста человек, не больше. Так что надежды на приход голубого топлива разбиваются о себестоимость всех работ, связанных с этим. Там нет возможности содержать школу, потому что нет учеников. Нет детского сада, потому что нет ребятишек. ФАП (фельдшерский автономный пункт) - без профессионального работника. Права граждан начинают исполняться только на центральной усадьбе сельского поселения или в райцентре.

50568649_2277386482585805_4046908831299534848_o.jpg

Когда-то в нашем районе было 17 отделений Сбербанка. Сегодня остался лишь филиал челябинского отделения. Пока еще жива система здравоохранения. Меры, которые были приняты губернатором, минздравом региона, дают некоторую уверенность. Но сегодня в 35 ФАПов в районе нет работников. Есть программы «Земский фельдшер» и «Земский доктор», благодаря которым у нас появились за пять лет около десятка специалистов. Но эти люди, как правило, отработав срок, стремятся покинуть сельскую местность. В Октябрьском районе сложилось нормальное использование пашни. Сегодня используется ее 80%. Район в последние годы является лидером растениеводства. Но сегодня вместо 40 ферм осталось только три, где сохраняется молочное животноводство. Людям на селе сложно с работой. Уровень безработицы по Октябрьскому району — 4,6%.

Территорией надо заниматься

- Трудно с Михаилом Ивановичем не согласиться, - откликнулся глава Верхнеуральского района Сергей Айбулатов. - На самом деле все так и есть на селе. Но у меня несколько иное видение степени напряженности ситуации. Я точно знаю, что нужно делать, чтобы молодежь не уезжала из села. Мы сегодня у себя в районе многое делаем в этой части. И благодаря партийным проектам (благоустройство, строительство дорог и так далее) сегодня тенденция начала медленно меняться. У нас в районе безработица чуть более 2%. И потихонечку люди начинают возвращаться. Особенно те, кто может на материнский капитал купить жилье. В Магнитогорске и Челябинске это дорого, а в Верхнеуральском районе это доступно. У нас однокомнатная квартира или дом стоит до миллиона рублей. Но мы должны сделать максимум возможного, чтобы улучшить качество жизни. Кстати, в этом году Верхнеуральску исполняется 285 лет. Нам удалось построить физкультурный комплекс, который посещают до 40 тысяч человек в год. В настоящий момент нет очереди в детский сад — построен новый. У нас сегодня есть все сетевые магазины, построены два кинотеатра. Территорией надо заниматься, за нее надо бороться.

А все остальное будет пустота

Депутат Гордумы Дмитрий Довженко:
- Я вижу, что все, о чем мы говорим, - проблемы федерального уровня. Очень хорошо, что кто-то диагностический центр построил, а кто-то церковь, казачество возрождает. Но это все локальные истории. Главный вопрос: что делать с малонаселенными деревнями и селами? Ответ напрашивается сам. Либо вливать туда большие деньги, либо переселять жителей. И сегодня не случайно заговорили о создании агломераций, когда люди будут проживать в городах, выезжая куда-то на работу, а все остальное будет пустота.

 Депутат ЗСО Челябинской области Александр Мотовилов:

 - Это перспектива довольно близкая. Остается 10 - 15 лет, не больше. Еще в среднестатистическом селе в 2010 году проживало 800 человек. Сегодня — уже 500 человек.

50022212_2277386645919122_1018342806080454656_o.jpg
 
Дмитрий Довженко:

- Логика у футурологов здесь бухгалтерская. Зачем держать участкового на поселке в 100 - 200 человек. Зачем фельдшерский пункт, зачем почтовое, банковское отделение, когда можно все свести в центральную усадьбу.

 Александр  Мотовилов:

- Это уже было в хрущевские времена. Занимались «укрупнением» и «централизацией». Боролись с «неперспективными населенными пунктами». В результате села вокруг повымирали.

 Сергей Айбулатов:

 - Если вы все будете мерить деньгами, то ничего не останется. Бухгалтерский подход в корне неправильный.

  Дмитрий Довженко:

- Но есть и другая идеология: все опустевшие деревни занимают мигранты. Если территория становится пустой, она кем-то занимается.

 Член Совета Федерации Ирина Гехт:

 - Мы живем сегодняшним днем во всех процессах. Агломерационный подход был агрессивно внедрен. Но когда Путин в Послании в прошлом году сказал, что это должно быть не агломерационное развитие, а пространственное, здесь произошел перелом. Президент сказал, что нам важно учесть каждый населенный пункт. И в каждый надо провести соответствующую инфраструктуру, чтобы появился высокий стандарт жизни, который есть в городе. И сегодня уже начали говорить, что должен появиться социальный стандарт села. Российский Союз сельской молодежи провел небольшой опрос. Выяснилось, что для 40% сельского населения принципиально наличие интернета. А потом уже возможность продавать фермерскую продукцию. Это верно, что развитием территории надо заниматься. И на федеральном уровне вдруг увидели, что у нас нет министерства регионального развития.

Дмитрий  Довженко:

  - На днях было заседание Агентства стратегических инициатив под председательством Путина. Там была принята программа «100 муниципальных лидерских проектов». Это должно заинтересовать людей на селе.

Прежде всего, рабочие места

В разгар дискуссии тема становится всегда богаче. Александр Мотовилов делает поворот:

 - Вот мы говорим, что есть федеральные деньги, на которые можно строить инфраструктуру, клубы, школы, спортзалы, дороги. А я совсем недавно приехал с Увельского района, был в Варненском. Встречался с людьми, администрацией. И все говорят: «Мы можем многое построить, многое сделать, но если не будет работы, заинтересованности зарабатывать, молодежь уедет». Это тенденция. Нужно заниматься и рабочими местами, и благоустройством.
Сергей Айбулатов:

- Вы, городские жители, не все понимаете. Государство во многом поддерживает нас. Мы около девяти грантов в год получаем по линии развития сельских территорий. Мы каждый год открываем около двадцати фермерских хозяйств. Из них половина получает грантовую поддержку. И каждое хозяйство подразумевает открытие двух-трех рабочих мест. Это не мало! А тенденция — скоро в города будут ездить на работу, а жить — подальше от города, в сельской местности, где экологически чистая среда.

 Михаил Молчан:

 - Два года назад мы собрали 200 тысяч тонн зерна. Но с учетом того механизма, который сегодня существует с продвижением результатов труда. Товаропроизводители получили в два раза меньше выручки, чем в предыдущий год. А почему? Цена упала, а затраты постоянно растут. Вы хоть раз видели снижение цены на ГСМ? А это напрямую связано с работой на селе. Почему отказываются держать подсобное хозяйство? Потому что нет рынка реализации продукции.

Цитата:  Александр Мотовилов: «Каждый год тысяча сел Российской Федерации теряют почтовые адреса — исчезают. Только кладбища остаются».


фото Дмитрия Куткина

 

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»