Меню

Младенец по договору

30.10.2008 00:00 208 (11090)

В последние годы на помощь супругам, отчаявшимся иметь детей, пришли вспомогательные репродуктивные технологии. Сравнительно недавно рождение «ребёнка из пробирки» казалось чудом. Сегодня экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) становится всё более доступным для пациентов, которым не удалось преодолеть бесплодие с помощью других методов.

В прошлом году на базе ГКБ № 3 появился центр, имеющий лицензию на проведение ЭКО. В декабре 2008 года в Челябинском городском центре планирования семьи и репродукции откроется отделение ЭКО. Некоторые жительницы областного центра получат возможность пройти процедуру бесплатно по выделенным квотам.

Однако российское законодательство не успевает за стремительно развивающимися медицинскими технологиями. Как сообщает проректор по экономическим и организационно-правовым вопросам ЧГМА Виталий Щетинин, в 1987 году была принята Мадридская декларация об искусственном оплодотворении и трансплантации эмбриона.

В ней, в частности, отмечается, что медицинская помощь оправдана при бесплодии, не поддающемся медикаментозному и хирургическому лечению.

Пациенты имеют право на соблюдение тайны, невмешательство в личную жизнь, право на определение судьбы яйцеклеток, которые не будут немедленно использованы для лечения бесплодия.

Виталий Борисович напомнил, что правовые аспекты, касающиеся методов вспомогательных репродуктивных технологий, изложены в Семейном кодексе РФ, в Основах законодательства об охране здоровья граждан, а также в приказе Минздрава от 26 февраля 2003 года «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

В документах указано, что обязательным условием для применения методов искусственного оплодотворения является письменное согласие пациентов.

Предварительно врач обязан предоставить пациенту полную информацию о процедуре, рассказать о её медицинских и правовых аспектах, последствиях, о данных медико-генетического обследования, о внешних данных и национальности донора.
Форма письменного добровольного согласия на медицинское вмешательство законодательно не урегулирована, поэтому лечебные учреждения решают этот вопрос самостоятельно. Как правило, пациент заключает письменный договор с медицинским учреждением.

В нём оговариваются:

- особенности предстоящей медицинской процедуры, 
- условия и сроки её проведения,
- права, обязанности и ответственность сторон, заключающих договор, 
- обстоятельства его прекращения, 
- порядок рассмотрения споров, 
- финансовые вопросы.

Кроме того, существуют ещё несколько обязательных требований. Во-первых, искусственное оплодотворение должно проводиться только в учреждениях, которые имеют лицензию на данный вид деятельности.

Во-вторых, применение вспомогательных репродуктивных технологий допускается в нашей стране только по медицинским показаниям. В-третьих, сведения о проведении операции составляют врачебную тайну.

— Тем не менее до сих пор существует целый ряд правовых проблем, которые возникают в связи с внедрением в нашу жизнь вспомогательных репродуктивных технологий, — отметил Виталий Щетинин. — Они требуют обсуждения и законодательного закрепления.

Так, например, остаётся неясным вопрос о возрасте супружеской пары или одинокой женщины, пожелавшей воспользоваться методом искусственного оплодотворения.

В статье 35 Основ законодательства об охране здоровья граждан говорится о праве женщины детородного возраста на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Но где границы детородного возраста?

При современном развитии медицины физиологический барьер не является абсолютно непреодолимым. В приказе Минздрава «О применении вспомогательных репродуктивных технологий в терапии женского и мужского бесплодия» среди противопоказаний к применению ЭКО также не указан возраст, есть лишь требование о проведении медико-генетического обследования супружеской пары старше 35 лет.

Не будут ли в этом случае ущемлены интересы ребёнка, который родится, скажем, у женщины старше 50 лет? Велика вероятность того, что такие родители просто не успеют вырастить ребёнка.

Согласно той же 35-й статье Основ законодательства об охране здоровья граждан речь идёт только о правах женщины. Следовательно, одинокий мужчина, который по каким-то обстоятельствам не смог создать семьи, но желает воспитывать собственного ребёнка, например воспользовавшись услугами суррогатной матери и предоставив свой генетический материал для оплодотворения, лишён такой возможности.

Остаётся нерешённым вопрос о допуске к методам вспомогательных репродуктивных технологий. Согласно приказу Минздрава «О применении вспомогательных репродуктивных технологий в терапии женского и мужского бесплодия» показанием к применению ВРТ являются любые формы бесплодия, не поддающиеся лечению.

Могут ли отказать в проведении процедуры женщине, у которой формально нет бесплодия, но она бы хотела воспользоваться методом ЭКО?

Особенно остро стоит правовой вопрос, касающийся программы суррогатного материнства. В последнее время данный метод используют всё большее число супружеских пар.

Однако в России на этот счёт практически не существует нормативных юридических документов, нет чёткого определения прав и обязанностей сторон, участвующих в программе.

Статья 51 Семейного кодекса РФ гласит: лица, состоящие в браке и давшие своё согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребёнка в результате применения этих методов записываются его родителями.

В то же время супруги, которые дали согласие на имплантацию эмбриона другой женщине с целью его вынашивания, согласно Семейному кодексу могут быть записаны родителями только с разрешения суррогатной матери.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$