Меню

Разрешить запрещенный прием

10.10.2014 17:14 77 (11789)

Все ли средства хороши, чтобы защитить себя и своих близких?

Ответить на этот вопрос в ближайшее время предстоит российским парламентариям. Речь идет о законопроекте, предусматривающем расширение допустимых пределов самообороны. Разработку документа при участии коллег взял на себя вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев, который заявил, что твердо намерен добиться принятия проекта. Если это удастся, законопослушный гражданин получит полное право дать напавшему на него негодяю отпор с оружием в руках — и ему за это ничего не будет.

Согласно концепции «Мой дом — моя крепость» место жительства является неприкосновенным, а проникновение в него без разрешения хозяина — заведомо преступным. Данный принцип предоставляет жителю (владельцу) законное право атаковать вторгшегося любыми доступными средствами, вплоть до причинения последнему смерти, чтобы защитить себя, свою собственность и других людей от любого нападения или вторжения, которое потенциально может закончиться нападением.

Изнасиловать грабителя
Поясним: согласно действующему законодательству пределы самообороны не должны превышать опасность, которая вам угрожает. Иными словами, грабитель, забравшийся ночью в дом, хотел вас только припугнуть, а вы, не разобравшись как следует в его невинных, в общем-то, намерениях, огрели несчастного по голове чем пришлось и нанесли травму, не совместимую с жизнью. Вот типичный пример превышения, предусмотренный соответствующей статьей Уголовного кодекса. Не рассчитал силы, защищая себя или близких, — получи срок.


— Вопрос предела самообороны у нас всегда стоял остро по одной простой причине: в Советском Союзе исходили из того, что все общественные проблемы имеет право решать только государство. Личности в этом праве было отказано. Поэтому возникла такая странная норма закона о пределах самообороны, — поделился своим мнением с «Российской газетой» один из инициаторов изменений, председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников. — На самом деле это лукавая позиция, потому что невозможно в острой конфликтной ситуации оценить меру надвигающейся угрозы. Например, человек размахивает чем-то похожим на пистолет и кричит, что сейчас тебя застрелит. Если он действительно может тебя застрелить из реального пистолета, стоит ли интересоваться, какой марки у него пистолет, не газовый ли он и отвечает ли напавший за свои слова? Самый яркий пример: если грабитель ворвался в твой дом и начал насиловать твою дочь, то максимум, что ты можешь сделать в соответствии с нашим законом, — изнасиловать грабителя.

На абсурдность существующих норм и общественность, и законодатели обращают внимание не впервые. Еще в 2003 году в Уголовный кодекс РФ была внесена поправка, согласно которой не является превышением пределов необходимой обороны ситуация, когда человек из-за неожиданности не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения. То есть если сильно испугался, ты ни в чем не виноват. Законопроект об изменении пределов самообороны предлагался к рассмотрению еще в апреле 2012 года, однако был отвергнут правительством. В октябре того же года было принято постановление пленума Верховного суда, разъясняющее, в первую очередь, главное правило: свою жизнь можно защищать любыми способами. Судьям были даны практические рекомендации по рассмотрению подобных дел. Например, подчеркнуто, что право на защиту дает не только нападение, но даже угроза насилия, опасного для жизни.

Тем не менее, по убеждению ряда правозащитников, нужны еще два документа, чтобы изменить к лучшему ситуацию с самообороной. Во-первых, постановление пленума Верховного суда должно быть более детальным, где бы ясно обозначалось, что и в каких случаях человек вправе сделать, чтобы защитить себя, своих родных, свое жилище. Во-вторых, необходимо разработать подробную инструкцию для следователей: как такие дела квалифицировать, как их расследовать и так далее. Пока такой инструкции нет.
 
Присяжные рассудят
Сегодня вопросы самообороны регламентируются статьей 37 Уголовного кодекса «Необходимая оборона». На практике четких критериев допустимых пределов самообороны не существует, и суды периодически приговаривают к реальным срокам заключения тех, кто был вынужден защищаться. Примером может служить нашумевшая история, которая произошла два года назад в Москве. На станции метро девушка тяжело ранила из травматического оружия одного из нападавших, который первым нанес ножевые ранения ее другу. В 2013 году девушку приговорили к трем годам колонии, признав виновной по 111-й статье УК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью».

Как поясняют разработчики нового законопроекта, зачастую судьи, несмотря на неоднозначность ситуаций, руководствуются лишь буквой закона. Поэтому авторы документа настаивают на том, чтобы дела о самообороне рассматривались судом присяжных, которые, по мнению инициаторов проекта, будут подходить к каждому конкретному случаю с бытовой, или, лучше сказать, человеческой точки зрения.
 
«Мой дом — моя крепость»
Так формулируется концепция, которая лежит в основе законопроекта. По словам Игоря Лебедева, если гражданин защищает собственный дом, семью, себя, при этом применяет оружие против бандита, это не должно караться наказанием.

Именно вопрос применения для само-обороны оружия стал ключевым в спорах сторонников и противников изменений. Далеко не все отнеслись к предложению с восторгом — скорее с осторожностью. Например, заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев счел своим долгом предупредить о рисках. Недопустимо, чтобы под видом защиты причинялся еще больший вред, заявил депутат.

— Всем в голову вбили, что русские — неполноценные люди, которые не способны правильно распорядиться оружием, — горячо возражает один из авторов проекта, член думского комитета по обороне Алексей Журавлев. — Это бред. Если оружие у людей будет, то уличная преступность и бандитизм снизятся... Но правоохранителям придется контролировать, как граждане обращаются с оружием.

В начале нынешнего года на сайте «Российская общественная инициатива» предложение законодательно закрепить концепцию «Мой дом — моя крепость» собрало более 100 тысяч голосов. Однако представители Минюста и МВД инициативу не одобрили.

Несмотря на это, разработчики нового законопроекта настроены решительно. По сообщению Игоря Лебедева, документ планируется внести в Думу в течение осенней сессии, но сначала задумано собрать мнение специалистов и обычных граждан. Обсуждение будет организовано на парламентском портале.

Цифры

По статистике ежегодно в России совершается порядка 1,5 миллиона преступлений против собственности граждан. Преступлений против личности — около 350 тысяч. Из них приблизительно 50 тысяч — тяжкие и особо тяжкие.
Комментарии

 
Геннадий Ямщиков, председатель комиссии Общественной палаты Челябинской области по общественному контролю деятельности правоохранительных органов, силовых структур и взаимодействию с судебными органами, заслуженный юрист РФ:
— На практике факт необходимости самообороны действительно труднодоказуем. Но если посторонний проникает в жилище гражданина, что делать хозяину? Ждать, пока ему начнут пистолетом угрожать? Люди защищают свою жизнь, свою собственность, право на которые закреплено Конституцией, и в результате попадают под суд. Но даже если хозяин непрошеного «гостя» пырнул ножом, он ведь по сути прав: а зачем тот лез в чужой дом?.. Я считаю, что в таких случаях самооборона необходима и оправданна. Так что полностью поддерживаю инициативу законодателей.
 
Алексей Севастьянов, уполномоченный по правам человека в Челябинской области:
— Судебная практика сегодня такова, что большинство дел, связанных с превышением пределов самообороны, заканчиваются лишением свободы защищавшегося человека. Чтобы в этом убедиться, достаточно посетить колонии. Вступился за свою жену, на которую напали подонки, нанес удар сильнее, чем сам мог ожидать, — получил 10 — 15 лет. Таких примеров множество.
При нашем законодательстве человек, прежде чем начать обороняться, должен сначала оценить, угрожает ли ему или его близким смертельная опасность. Но жизнь немного по-другому устроена. Поэтому, безусловно, в законодательство должны вводиться более современные, более адекватные действительности нормы. Случаи, связанные с самообороной, необходимо рассматривать более детально. Что касается применения оружия, это вопрос спорный. Не стоит также забывать, что есть и другие способы защиты, не связанные с лишением злоумышленника жизни.
 
Николай Щур, руководитель Челябинского регионального органа общественной самодеятельности «Уральская правозащитная группа»:
— В свое время я уже выступал за то, чтобы предоставить нашему населению право пользоваться оружием в целях самообороны. У бандитов оружие есть и будет всегда, независимо от того, есть на это запрет или нет. А законопослушный гражданин безоружен. Преступника не остановит никакой закон. А вот если он будет знать, что у того, на кого он нападает, тоже есть оружие, то, пожалуй, задумается. А если один-два преступника еще и пострадают, то остальным это послужит уроком. Поэтому я убежден, что любой честный человек должен иметь возможность при необходимости защитить себя и свою семью с применением оружия. Причем любого, а не как сейчас — только травматического, которое эффективно лишь на очень близком расстоянии.
 
Александр Воложанин, директор охранного предприятия, руководитель некоммерческого партнерства «Правовая помощь»:
— На мой взгляд, вопрос крайне неоднозначный. Можно, конечно, равняться на западные страны, где самооборона — понятие очень широкое, гражданин имеет право применить оружие по любому поводу, и никто его не осудит. С одной стороны, жизнь — это безусловная ценность и защищать жизнь свою и близких — святое право каждого. Но с другой — применимы ли к нам зарубежные мерки? Велика вероятность того, что если законодательно разрешить применять оружие, то некоторые станут использовать его под предлогом защиты, но в совершенно иных целях. Здесь нельзя принимать поспешных решений. Любые вопросы, связанные с оружием, требуют особого подхода. Я, например, был против упрощения процедуры получения разрешения на ношение травматического оружия. Ведь, кроме прочего, существует значимый психологический момент. Если человек не вооружен, он, как правило, старается избежать конфликта. А если у него есть оружие — скорее всего, поведет себя по-другому. Поэтому я считаю, что у нас в стране должно быть минимум гражданского оружия.
Статья о самообороне, по-моему, самая сложная в Уголовном кодексе. Изменения в нее должны вноситься только после тщательного анализа, с привлечением грамотных специалистов. Конечно, ряд норм необходимо пересмотреть, с тем чтобы устранить пробелы в законодательстве, усовершенствовать его с учетом требований современности. Но не менее важна здесь правоприменительная практика: нужно помнить, что от трактовки одного слова зависит судьба человека.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»