Меню

*****

Прыжок в будущее: в Челябинске показали спектакль о творческом пути Рудольфа Нуреева

16.04.2014 11:56 29 (11741)
Апрель не тешит поклонников театрального искусства, не сказать, что Год культуры, с такой помпой стартовавший в златоглавой, богат на культурные события в глубинке. Бывали годы и получше, когда в Челябинск приезжали МХТ, «Табакерка» и даже Лионский балет. Так что спектакль «Прыжок в свободу» про легендарного танцовщика Рудольфа Нуреева, да еще с артистами Мариинки, собрал весь культурный бомонд.

Сквозь тернии к звездам

Кстати, это уже вторая версия творческого пути знаменитости: в свое время Роман Виктюк привозил к нам спектакль «Нездешний сад», поставленный еще в 2004 году с Дмитрием Бозиным. Питерский вариант появился позднее — в 2007-м и был приурочен к 70-летию великого танцовщика. В основе постановки автобиография, написанная в 1962 году. Идея создания спектакля принадлежит известному петербургскому театральному продюсеру Ольге Обуховской.

— Я видела спектакли с Нуреевым, когда он приезжал в Питер, — призналась она. — И хотя он в тот момент уже был не на пике своей формы, но и тогда было понятно, что перед нами величайший танцовщик.

По ее мнению, имя Нуреева стоит в одном списке с Достоевским и Пушкиным. Утверждение спорное, однако, несмотря на то что Нуреева вот уже 20 лет нет на свете, его легенда живет, а личность продолжает привлекать внимание.

— Наш спектакль как раз заканчивается побегом. Мы пытаемся разобраться и понять, как и почему человек решился на этот шаг, — считает исполнитель главной роли питерский актер Сергей Янковский. — Мальчишка из деревни, отец был у него политруком артиллерийского батальона, и вдруг его сын танцует классику, надевает трико, понятно, что его отец отнесся к этому очень плохо, вплоть до побоев. Но этот человек, несмотря на сопротивление отца, несмотря на сложности, удаленность Ленинграда, преодолевает все препятствия и идет к своей мечте. Наш спектакль не политизирован, и основная идея не в политическом акте, самое главное здесь — показать, как тяжело дается решение, которое является поворотным в судьбе, потому что ты никогда не знаешь, что последует за этим.

Яростный татарин на пару с лириком

Спектакль представляет собой некий симбиоз драмы и балета, впрочем, подобными экспериментами сейчас никого не удивишь. Но создатели постановки пошли несколько иным путем — объединили не только разные виды искусства, но и артистов от разных видов искусства: Сергей Янковский — из драмы, его партнеры — солисты Мариинского театра. В результате в спектакле про тот самый, самый лучший в мире русский балет этот балет действительно и зримо присутствовал на сцене. С другой стороны, некоторые номера казались явно вставными, но практически безупречное их исполнение компенсировало некоторые шероховатости стыковки. И конечно, выбор главного героя оказался весьма удачным, объединившим все звенья в одну цепочку. Чтобы вписаться в балетную историю, Янковскому пришлось много потрудиться, конечно, гран-батманы и антраша он не исполняет, но небольшой фрагмент классического урока у станка освоил.

— Каждый раз, когда его делаю, напрягаюсь, ведь за кулисами сидят профессиональные артисты балета, — признается Сергей. — Но не это самое сложное.

— А что же?
— Сочетание бурного темперамента яростного татарина и очень лиричного человека, душевного. И эти два качества в моем герое соседствуют очень близко.

По мнению авторов проекта, взрывоопасный характер и сыграл с танцором злую, или скорее добрую, шутку, подкинув над оградой во французском аэропорту.

— Все-таки мы считаем, что этот шаг был импульсивным, хотя были разговоры, что Нуреев мог бы остаться. Возможно, в нем уже зрело что-то подспудно, однако он все-таки приехал в аэропорт, значит, он не собирался оставаться, он планировал продолжать гастроли с труппой. Но перед самым вылетом ему сказали, что он не летит в Лондон, а возвращается в Москву. Это абсолютно достоверно, мы даже разговаривали с Осипенко (балерина Алла Осипенко, партнерша Нуреева. — Авт.), которая была в той поездке, видела это все. Когда он внезапно узнал, тогда все и произошло.

И друг, и враг

— За шесть лет, прошедшие после премьеры, которые вы прожили с этой ролью, что-то для вас изменилось в отношении к вашему герою?
— Я окончательно убедился, что Нуреев — это артист с головой, что называется, он анализировал все, что делал. Зачастую многие артисты драмы и балета — просто исполнители того, что говорит постановщик или режиссер. Нуреев — нет, он всегда имел свое мнение, и это ему позволило кардинально изменить весь классический балет во всем мире. Благодаря ему солист балета вышел на первый план и стал в один ряд с прима-балериной. До него в балете акцент был только на солистках. В «Лебедином озере» главную мужскую партию до Нуреева мог танцевать артист, которому было 50 лет. Это вполне было возможно.

Как ни парадоксально, но, предав свою страну, Нуреев прославил ее на Западе. Впрочем, как раз это восхождение на олимп хорошо известно, потому создатели постановки решили оставить его за скобками и сконцентрировали внимание на истории неизвестного своенравного мальчишки. Тексты самого Нуреева как нельзя лучше передают все превратности его характера, благодаря которому он изрядно хлебнул проблем, но и добился успеха. А тонкая и умная ирония, очень верно подмеченная и подхваченная Янковским, позволяет избегать традиционного занудства монологов, раскрашивает повествование в самые неожиданные оттенки. Зритель видит не статую, сошедшую с пьедестала, а живого человека, над которым можно посмеяться, пожалеть, даже осудить, потому что он сам это все производит над собой, и гораздо более пристрастно, чем публика.

Неисправимый перфекционист

— И все-таки, кто был в большей степени ваш герой — гений или трудоголик?
— Гений-трудоголик, думаю, так будет точнее.

— Сейчас многие русские танцовщики работают в разных театрах мира, но никто из них не добился славы Нуреева или Барышникова. Неужели русский балет теряет позиции?
— Не согласен, — упрямо мотает головой Янковский. — У нас в Петербурге есть ребята, которые делают сейчас такое, что и не снилось Нурееву и Барышникову. Например, Иван Васильев из Михайловского театра. Это просто не человек, это сверхсущество.

— В таком случае почему их имена неизвестны?
— Мне кажется, что это уже вопрос не к культуре, а к политике, и не только России, но и мира. В 60-х годах в главной новогодней передаче — «Голубом огоньке» на всю страну показывали балет, сейчас на каком канале вы последний раз видели балет? Разве что на «Культуре». Ну и к тому же надо помнить, что Нуреев был одним из первых, кто рискнул остаться за границей. А тогда, на пике холодной войны, такие люди привлекали к себе пристальное внимание. Это тоже сыграло определенную роль.

Как бы то ни было, согласно или вопреки, Нуреев стал легендой мировой сцены. Он совершил переворот в классике, примирил ее с модерном. Он был тем, что американцы называют perfectionist: его стремление к совершенству было беспредельным. В конце концов, балет — это единственное, что его интересовало в этом мире... Это в его жизни было самое главное, и это, как в зеркале, отразилось в спектакле. Он получился, таким, как и память о нем, — ярким и чистым.



Спектакль «Прыжок в свободу» создан к 70-летию Рудольфа Нуреева, за время проката собрал несколько десятков аншлагов. Постановку посмотрели более 15 000 зрителей во всем мире: России, Европе и странах СНГ и Балтии. «Прыжок в свободу» с огромным успехом прошел в Париже, на второй родине Рудольфа Нуреева.



Нуреев попал в Книгу рекордов Гиннесса: английская публика восемьдесят девять раз вызывала его на бис! Этот рекорд не побит и по сей день.

Фото Андрея ГОЛУБЕВА

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other