Меню

Мы едем, едем, едем в далекие края…

21.03.2014 12:22 22 (11734)
— Эй, там, на баке, просыпайтесь: таможня на горизонте!

Разлепив слипшиеся от монотонной дороги веки (предыдущую ночь провел на Увильдах), я булькнул из полторашки холодной колы и уставился в полузапотевшее окно. За стеклом мелькал деревянный пригород Троицка — дома, домишки, домчуги. Одна халупа без стекол, у другой скворешня наперекосяк, у третьей забор не стоит, а лежит… Да-а, дожили, нечего сказать! Раньше в Казахстан исключительно ради экзотики, так сказать, ради рыбацкого разнообразия мотались, потому как своей рыбы было всякой и на любой вкус. А нынче наши водоемы усыхают (цикличность), относительно рыбалки повсюду законодательная неразбериха и рыба из озер «испаряется» (промысловики) чуть ли не на глазах. Грустно, ой как грустно! И что остается? Немногое: вспомнить молодость, заправить вездеход под завязку и отправиться к «казаху на кулички». Может, у нашего «меньшего брата» относительно рыбалки не такой бардак?! Хотя бабка тоже думала, что у дедки все так же хорошо, как 50 лет назад, однако детей что-то больше не получается! Так что поживем, поглядим — казахских реалиев «поедим»…

Верхнетобольское водохранилище, на которое мы отправились на два дня (без учета дороги), это большой водоем (запруженный Тобол) с глубинами до 30 метров, и, разумеется, рыбы здесь, во всяком случае в прошлом, и водилось, и ловилось больше всех. В старые застойные времена в эти рыбные дали каждый день ходил поезд Челябинск — Джетыгара, основным пассажиром которого был наш брат рыбачок. Выглядело это так: покупаешь билет до станции Перелески (желательно в оба конца), берешь с собой флянчик 0,5, чтобы вечностью не казались 12 часов пути, и прощай, Челяба, суток на двое, а то и на три дня. Полсуток ехали по «цузой» стране: за окном узкоглазые казахские пейзажи, а в кубрике (плацкарта) рыбацкая веселуха — всяческие рыбные были и небылицы, карты, вино… Иной раз рыбачки, перекушав спиртного, такое устраивали, что приглашенная начальником поезда охрана от греха подальше пряталась в туалет! По прибытии к месту дислокации весь рыбачий люд выстраивался в колонну и через заснеженные поля и перелески, коих и было-то всего два куста, с горки спускался к запруженной реке. Иногда приезжего нашего брата было так много, что людская «змея» вытягивалась в несколько сот метров, и ползти ей было, то есть нам, рыбачкам, километров пять-шесть до замерзшей воды. Путь, конечно, не близкий, особенно обратно на станцию, да в горочку, да когда на санях рыбы два мешка помимо прочего барахла. При этом некоторые из нас так «плакали и грустили», что выбрасывали газовые баллоны, буры и прочее, лишь бы просто до поезда доползти. Но сама рыбалка была просто сказка — на любой вкус, размер и породу рыб. Кто-то ловил под берегом окуня и щуку, кто-то приезжал за рипусом, кто-то на глубине (от 20 метров) караулил муксуна. В общем, трудно было найти рыбачка, который на станцию возвращался пустым. И даже если такое случалось, вдоль дороги часто можно было найти мешки с рыбой, кои оставляли рыболовы, будучи не в силах весь улов до поезда дотащить! Затем перестройка, поезда сократили, и российские рыболовы стали осваивать другие, более доступные маршруты. И вот сегодня мы ностальжируем за 480 километров, дабы оказаться на прошлых «кисельных» берегах.

…За 20 минут разобравшись с погранцами, продолжаем накручивать километры уже по казахской земле. Калиновка, Банное, Вонючка — вдоль трассы все те же харчевни, в которых когда-то, будучи на этих озерах, мы снимали угол (ночевка) и стол…

Последняя остановка в забегаловке на окраине Кустаная, где перед завершающим дорожным броском закидываем в свои желудочные «топки» по двойной порции аппетитных мантов.

«Ну, за окуней!» — казахский коньяк, в отличие от дымящейся закуси, на вкус оказался как автомобильная незамерзайка, а посему, не осилив и половину бутылки, покидаем кафешку и продолжаем путь…

Казахстанская рыбалка. Если раньше Верхнетобольским водохранилищем заправлял Лисаковский рыбозавод (на водоеме стояли бригады, ловили, зарыбляли, продавали путевки), то нынче на запруженной реке творится что-то странное — это даже анархией сложно назвать. Все водохранилище каким-то образом поделено на мелкие участки, как садовый кооператив, где местные жители, исходя из своего надуманного внутреннего устава, осуществляют лов. Причем, с кем бы мы ни общались, все они на сто процентов уверены в своих личных правах на водоем и относятся к нему как к своей собственности. Прямо-таки какой-то феодализм в космическую эпоху с кучей местных царьков!

«Ну все, подъем, прибыли…»

Мы остановились на отвороте к берегу, и в распахнутую водилой дверь тут же запрыгнула морозная ночь. От ее дыхания сразу же улетучилась вся дремота. Бр-рр, однако, не жарко! До рассвета времени полно, а посему, собрав провиант, все переходим в микроавтобус и накрываем походный стол…

Участок Верхнетобольского водохранилища (район кладбища) удобен тем, что он довольно близко подходит к трассе Кустанай — Джетыгара. Здесь (со слов старожилов), как правило, каждый год стоит вагончик рыбаков, к которому от трассы трактором чистят тропу. Сам водоем в этом месте шириной около двух километров и имеет разнообразный подводный ландшафт. В прибрежной части водоема встречаются заливы, заливчики и затоны, в которых при незначительной глубине (1 — 3 метра) довольно много просянки, елочника и другой придонной травы. Это вотчина некрупной щуки и разнокалиберного окуня, которого здесь больше, чем в океане сельдей. Далее до русла идут глубины 10 — 12 метров с ямками, ямами и прочими неровностями, в которых любит стоять крупная щука и окунь-горбач, чей вес нередко переваливает за килограмм. На русле 28 метров (больше не встречал), помимо всего прочего, обитает крупный рипус, сиг и муксун. Именно за этой рыбой мы и ездили в эти дали в прошлые времена. Но «меняется все в наш век перемен…», а потому сегодня не «до жиру» (не до сига), «горбатого» бы поймать!

…Утром, едва сквозь стекла пробился рассвет, мы сворачиваем ночевку, прогреваем транспорт и выдвигаемся по грязной полурастаявшей колее. До берега километра два, но каких! Сползешь с тракторной «борозды» — на голубом вертолете волшебник спасать не прилетит. А потому не спеша, по чуть-чуть, с небольшой горочки «крутим педалями» к вагончику, который, обдуваемый степными ветрами, черной точкой едва угадывался вдали…

Продолжение следует.

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


$in_other$