Меню

Археология до 16 и старше

28.11.2014 15:27 91 (11803)

Как воспитывают будущих Индиан Джонсов и Генрихов Шлиманов

Клубу юных археологов «Формика», что при челябинском Дворце пионеров и школьников им. Н.К. Крупской, уже много лет. Клуб был создан в 1988-ом. Слово «формика» в переводе с латинского языка значит «муравей».

 
 
Участие в археологических раскопках и проведение разведок древних памятников, лекции известных южноуральских ученых в воскресной школе, семинары и собственные научные исследования… Вот неполный список мероприятий, в которых участвуют воспитанники клуба «Формика» — ребята в возрасте от семи до 18 лет. Многие из них после выпуска из клуба связывают свои судьбы с археологией, историей, краеведением…
Восемь лет клубом руководит археолог Сергей МАРКОВ.
— Сергей Владимирович, расскажите, какие у ваших юных археологов были поездки и экспедиции в этом году?
— Лето у нас, как обычно, было достаточно насыщенное. Не все проекты, конечно, получились, но… Самым первым у нас был в июне выезд «Южноуральская археологическая кругосветка», или неофициальное название — «Аркаимская петля». Потому что, если посмотреть на карту, наш маршрут проходил в виде петли через Пласт, Варну, Чесму, заповедник «Аркаим». И возвращались мы через Магнитогорск, Верхнеуральск и Ахуново. Этот выезд, как все другие, связан с учебной исследовательской работой нашего клуба, но такую поездку на автобусе мы предприняли впервые. За пять дней мы с ребятами проехали по ряду замечательных памятников Южного Урала. Всего в «кругосветке» приняли участие 20 детей и пять взрослых. В основном были учащиеся Дворца пионеров и школьников, также с нами ездили ребята из Карабаша.
— Какова была цель этой поездки?
— Ребята реализовали на практике теоретические знания, которые получали на занятиях в клубе. Если конкретно, то это была практика по мониторингу сохранности археологических памятников. Ребята работали по определенному алгоритму. У нас было пять бригад, и каждой было дано задание по обследованию конкретных объектов. А во время поездки мы посетили такие замечательные памятники, как Башня Тамерлана, комплекс памятников Синташта, заповедник «Аркаим», Ахуновские менгиры…
— Как строилась ваша работа?
— Первая остановка на маршруте была в Пластовском районе, у поселка Поляновка, где расположены курганы и энеолитическая стоянка. Два кургана были открыты еще в начале 1950-х разведочным отрядом под руководством известного археолога Константина Владимировича Сальникова. Через 30 лет, когда я работал в Пласте, мои кружковцы этот памятник переобследовали и нашли еще два кургана, а также стоянку… Бригады осмотрели археологические памятники, выявили нарушения их целостности, отметили на схематических планах, сфотографировали, сделали записи в рабочие журналы. Пока мы двигались к следующей точке, я проверил записи и сделал замечания бригадирам. В дальнейшем, на других памятниках по нашему маршруту, ребята работали уже более-менее самостоятельно… Кроме знакомства с археологическими и историческими памятниками мы еще фиксировали разрушения, которые появились на них за последнее время.
— И в чем причина этих разрушений?
— В основном — в антропогенном факторе. На той же самой Башне Тамерлана мы увидели многочисленные надписи, оставленные на стенах. Хотя Башня, конечно, реконструированный памятник, но она все равно является объектом культурного наследия.
— Что-нибудь вопиющее с уничтожением древних памятников вами было отмечено?
— Разное было отмечено. Земляная насыпь одного из курганов у Поляновки, например, когда мы приехали, практически уже не читалась на поверхности: она была снивелирована распашкой. Мы сфотографировали этот памятник, сняли его GPS-координаты и, естественно, эту информацию мы передадим в Центр по охране памятников культуры Челябинской области.
— Какого периода эти курганы?
— По внешнему виду Поляновские курганы относятся к раннему железному веку. Но не всегда можно определить возраст кургана без раскопок, а эти еще не раскапывали.
— Почему?
— Курганов у нас очень много. Больше, чем археологов. Поэтому многие из курганов вряд ли будут когда-нибудь раскапываться.
— Вам понравилась такая автобусная поездка? Будете повторять такие «кругосветки»?
— Несмотря на то что основную часть пути мы передвигались на автобусе, ходить нам пришлось достаточно много. И по итогам поездки, когда мы уже отъезжали от последних памятников, ребята сказали: «Этот выезд нам понравился, мы дальше хотели бы практиковать такие же поездки». И в следующем году проведем выезд по такой же форме, но, естественно, уже по новому маршруту. Памятники, которые мы посетили на кругосветке, были разных времен — от каменного века до новейшей истории. Ребята, например, научились отличать курганы раннего железного века от курганов эпохи бронзы. Эта поездка была интересной и познавательной.
— В каких еще мероприятиях в этом году принимали участие ребята из вашего клуба?
— Основная практика клуба уже пять лет проходит на раскопках погребального комплекса Уелги, который относится к IX — XI векам нашей эры. Руководит раскопками профессор ЮУрГУ, директор Археологического научного центра Сергей Геннадьевич Боталов. Я с ним дружу еще со студенческих времен: учились вместе в педагогическом институте… Когда еще только начинались раскопки на Уелгах, Сергей Боталов предложил нам поучаствовать в них, открыть школьный лагерь, и с тех пор мы каждое лето выезжаем туда. Уелги — памятник замечательный, там очень много интересных находок. Каждый школьник может найти либо серебряные пряжки, либо какое-то древнее оружие, как минимум наконечники стрел… И это у нас опять же не только раскопки — мы же туда едем не землекопами! Ребят привлекают к проведению замеров, камеральной обработке находок. У нас проводится ряд традиционных мероприятий для школьников. Например, конкурсы витязей и амазонок, фестиваль авторской песни, посвящение в археологи, спортивные и познавательные мероприятия. Естественно, проводится лекция руководителя экспедиции о том, что это за памятник, как он связан с историей и археологией нашего края и даже мировой историей, потому что Уелги — это мадьяры, венгры… В стационарный палаточный лагерь «Юный археолог» на Уелгах мы привлекаем ребят из других объединений Челябинска и области. Правда, в этом году лагерь получился не очень большим — было всего около 50 школьников.
 

— Вы обмолвились, что не все ваши планы осуществились. Какие поездки сорвались?
— После возвращения с раскопок на Уелгах у нас планировался выезд в подмосковную Дубну. Директором краеведческого музея в этом городе работает выпускник нашего клуба Федор Петров. С ним мы поддерживаем связь, и в прошлом году Федор пригласил нас на раскопки древнерусского городища на Ратминской стрелке — мыса при впадении реки Дубны в Волгу. Мы там удачно поработали, отряд у нас был небольшой — всего семь человек. Получили незабываемое впечатление от материала, который там шел. Это древние славяне, древняя Русь… Федор показывал нам крест-энколпион — раскладывающийся, с мощами внутри… Заканчивая в прошлом году, мы договорились, что приедем в этом, но не получилось: раскопки в Дубне в этом году не проводились.
— Но вы не стали зря терять время…
— Так как для поездки в Дубну деньги выделялись бюджетные, мы в августе-сентябре на них провели две археологические разведки и снова побывали на Аркаиме. Одна разведка была по берегам Аргазинского водохранилища. В течение двух дней мы учили ребят определять места стоянок каменного века. Нашли пару стоянок и предполагаемый менгир, но чтобы точно определить, менгир ли это, его надо специалистам показывать… Второй выезд на три дня был по Уйской пограничной линии по уточнению расположения некоторых памятников фортификации. Работы велись в рамках проекта «Редут». Есть группа энтузиастов, которые занимаются поиском, фиксацией, исследованием и реконструкцией памятников русской колонизации XVIII — XIX веков, в основном укреплений. Главный вдохновитель проекта — Павел Стромов, майор МЧС и очень увлеченный краевед. Научное руководство проектом осуществляет челябинский археолог Гаяз Самигулов. По проекту «Редут» юные археологи «Формики» участвовали в раскопках остатков Уклы-Карагайской крепости на берегу озера Карагайское. В этом году нам удалось найти еще один памятник, который раньше не был известен, — Верхнеуральский редут.
— Расскажите о нем подробнее.
— Этой зимой мы разрабатывали проект Аркаимской петли, отсматривали маршрут и по карте, и по программе Google, изучали, какие будут объекты, как к ним подъехать… И когда проводили маршрут от Верхнеуральска на Карагайку, я увидел на снимке Google довольно знакомый силуэт. Небольшой правильный четырехугольник размерами по внешнему краю 40 на 40 метров… У меня, конечно, сначала сомнение зародилось — уж слишком красиво выглядит этот четырехугольник. Но участники проекта «Редут» подтвердили мои догадки. Объект находится рядом со стратегической в XVIII — XIX веках дорогой, которая шла от Верхнеуральской крепости в Уклы-Карагайскую, то есть редут держал под контролем перемещение по этому направлению… В майские праздники в этом году мы съездили и на месте убедились — да, это действительно старое фортификационное сооружение. И самое главное — оно очень хорошо сохранилось. Хорошо видны ров и трехметровый вал, с его внутренней стороны сохранились остатки такого элемента, как банкет (приступочка, на которой стояли бойцы — те же казаки — и вели огонь из ружей). В Верхнеуральском редуте, судя по всему, располагался небольшой отряд: человек 15 — 20. Мы зафиксировали памятник, сфотографировали, сделали его план и подготовили описание. Во время «кругосветки» мы снова заехали на редут и экскурсию по памятнику для участников проводил восьмиклассник Андрей Егоров: у него как раз тема исследовательской работы — «Фортификация времен колонизации».
— Сергей Владимирович, хотелось бы узнать немного о вас. Где вы родились, какое получили образование, когда увлеклись археологией, когда начали заниматься ею со школьниками?
— Я родился в 1960 году в селе Белоусово Еткульского района. Происхожу из казачьего рода. С детства интересовался историей и географией. Одна из этих наук перевесила, и в 1976 году я поступил в пединститут на исторический факультет. На втором курсе увлекся археологией и занимался ею под руководством Николая Борисовича Виноградова. Я решил, что в школе детям археология будет интересна как практическая деятельность. И еще: археологи, с которыми пришлось общаться в студенческие годы, в рамках того, советского общества были более свободны в своих действиях, суждениях — все это привлекло меня… Когда по распределению я попал учителем в город Пласт, то пришел в дом пионеров и предложил вести там археологический кружок. Это приняли на «ура», и семь лет мы с детьми вели там исследовательскую работу. Потом у меня была сельская школа в Сосновском районе, в поселке Есаулка. В 2000 году я переехал в Челябинск и сначала в Детско-юношеском центре Ленинского района вел группу НОУ «Юный археолог», а потом, в 2006-м, пришел на работу в ДПШ. Опыт работы в школьной археологии накопился приличный.
— Какую научную деятельность проводят дети в «Формике»?
— Наш клуб входит в состав НОУ, а это предполагает проведение нашими воспитанниками исследовательской работы. Это все-таки не научная работа в строгом смысле слова. Конечно же, этим детским вариантом научного исследования юные археологи занимаются по своему собственному желанию… Для меня очень важно, что в дополнительном образовании нет принудиловки. Ребята берут тему исследования, которая им интересна. Чтобы исследовательский проект осуществить, им приходится потрудиться: почитать научные монографии, поработать с археологическим материалом, провести реконструкцию или даже эксперимент. В исследовательской работе юный археолог проходит те же этапы, что и ученый. Работы школьников презентуются на конференциях разных уровней, вплоть до российских. Ребята могут получить президентскую премию в поддержку талантливой молодежи. Дворец пионеров дает руководителю возможность заниматься с ребятами индивидуально, и это определяет хорошую результативность нашей образовательной деятельности.
— И, вероятно, этим еще не ограничивается деятельность клуба?
— Да, мы еще занимаемся реконструкциями и полевой экспериментальной работой. Летом этого года мы побывали в ДОЛ «Орленок» города Карабаша. Там ребята проводили реконструкции под руководством специалистов: плавили металл, плели циновки, выбивали на скалах рисунки, лепили горшки. И все это по древним технологиям. В начале сентября прошел наш традиционный осенний семинар, который мы проводим для руководителей исторических и краеведческих организаций, занимающихся с детьми. Подобные семинары проходят на археологических памятниках — в Каповой пещере, на острове Веры, зюраткульском геоглифе… Теперь мы провели семинар на Аркаиме. На такие мероприятия мы берем и школьников, потому что им тоже интересно… Кроме того, в течение учебного года во Дворце проводится еще такое мероприятие, как археологическая воскресная школа. Это лекция, которую проводит кто-нибудь из наших археологов. Лекция может быть обзорной (по периоду археологии) или тематической (по какой-то проблеме или памятнику). Иногда мы смотрим, у кого из археологов по результатам последних раскопок были интересные памятники. Последние несколько школ были лекции Гаяза Самигулова по периоду русской колонизации Урала и памятникам фортификации. Формат проведения лекции может быть самым разным. Например, Сергей Боталов проводил обзорную лекцию на тему «Средневековье южного Зауралья». Детям это все интересно, иногда они вступают в дискуссии с учеными, как минимум задают вопросы.
— Какие у вашего клуба самые именитые выпускники?
— Клуб не ставит задачу всех воспитанников сделать профессиональными археологами. Но некоторые из них связали свою судьбу с этой нелегкой, но интересной профессией. Например, Федор Петров, Светлана Зырянова, Антон Никитин, Игорь Чечушков, Иван Грудочко уже состоялись как ученые. Другие выпускники — еще студенты, «надежды подающие». Ну и надеюсь, что будущие светила растут сейчас в рядах юных археологов.


 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»