Меню

Экзотика среди зимы

19.11.2014 08:07 88 (11800)

Индийская сказка в русском стиле

В воскресенье к оперному театру было не подступиться. Такое впечатление, что в нем выступает по меньшей мере любимец второй леди страны, а заодно всех богатых дам Стас Михайлов. Ан нет, на этот раз сцена работает по своему прямому назначению: в театре случилась премьера, о которой так много и долго говорили и которую так давно и с нетерпением ждали.

Роскошь за два миллиона
Театр уж полон, ложи блещут — картина сия искренне порадовала пристрастного зрителя. Похоже, народ, насытившись шуточками от Comedy club и разглядев наконец, что же находится ниже пояса, решился поднять-таки свои взоры выше и поинтересоваться, что там? Интерес этот в воскресный день оправдался: на сцене блеск и красота индийских храмов, шелка и перья (только одних костюмов пошили почти 180 штук), 50 артистов и прекрасная, но печальная история любви.
Балет «Баядерка» — это второй крупнейший проект после оперы «Жизнь за царя», премьеру которой сыграли два года назад в присутствии царственной особы, специально прибывшей ради такого случая в наш скромный провинциальный городок из Испании.
К работе приступили еще в прошлом сезоне: уже в июне в цехах застрочили швейные машинки, костюмы шили, что называется, в четыре руки — часть у нас, а часть заказывали в Москве: слишком большой объем работ. Ну а в августе начались репетиции. С учетом того, что «Фауст» показали всего лишь в концертном исполнении, «Баядерку» можно считать первой полноценной премьерой нового сезона.
— Огромное спасибо директору — на сегодняшний день это самый массовый, самый объемный спектакль, когда на сцене практически одномоментно находится вся труппа — 50 человек. Спектакль очень красивый, только костюмы стоят больше двух миллионов рублей, — рассказывает главный балетмейстер театра Юрий Клевцов.
— Такой спектакль и не может быть дешевым, — пожимает плечами художник-постановщик Дмитрий Чербаджи. Это благодаря его творческой фантазии челябинская сцена трансформируется то в индийский храм, то в сказочный дворец, впрочем, намеков на Черную пагоду или Радж-Махал здесь не найти.
— Декорации основаны на деталях, мотивах индийской культуры, а не ее копировании и перенесении на сцену, — качает головой автор.

Корректировка для зрителя
Для несведущих точно так же в музыке и хореографии: вместо 22 шрути обычная диатоника, вместо трипханги вполне европейский арабеск, вместо сари пачка.
— Несмотря на то что «Баядерка» — восточная сказка двух авторов, это чисто русский балет, поскольку он ставился специально на русских танцовщиков, — уверяет Клевцов.
Словом, экзотическая сказка в русском изложении и в переложении для челябинской труппы, которое сделал Клевцов.
— В основе хореография Петипа, хотя есть и замечательная постановка Макаровой, Чабукиани, мы старались сохранить какие-то знаковые моменты, ну и в тоже время кое-что я все-таки добавил. В нашем спектакле в финале Солор воссоединяется с Никией в царстве теней, — рассказывает Юрий Викторович.
Помимо этого, балет заметно подрезали — из трех актов сделали два, причем исключительно ради зрителей. Считается, что три часа в театре по нынешним временам для них большое испытание (хотя по мне так было бы что смотреть — можно и четыре часа просидеть).
По традиции состав артистов двойной. Баядерку Никию исполняют Екатерина Хомкина и Екатерина Тихонова, Гамзатти — Дарья Демченко и Татьяна Предеина, Солор — Ясуоми Акимото и Александр Цвариани.
Ну а теперь — занавес!

Сказка, она и в Индии сказка
Как всегда, на всех спектаклях Чербаджи первое впечатление весьма красочное. И на этот раз мастер постарался, особенно во втором акте: буйство красок во дворце раджи, как говорится, налицо. Правда, по большому счету, вся эта мозаика больше напоминала арабские сказки «Тысяча и одной ночи», нежели индийскую легенду. Впрочем, многорукий Шива на сводах не давал выбиться из обозначенной колеи. Сказка, она и в Индии сказка. И все-таки на пестром фоне разноцветные костюмы танцовщиц и пестрые же птички в их руках как-то потерялись и перемешались.
— Это все для большего контраста с последующей картиной, где действие происходит в царстве теней, — объясняет художник. Логично. Контраст цветовой гаммы не заприметил только что слепой. Так что определенное настроение и впечатление были созданы.
На всем этом цветастом фоне разыгрывается достаточно трагичная история любви, предательства, смерти. Главный герой поклялся баядерке в вечной любви, а обручился с дочерью раджи. Чтобы избавить дочь от страданий, раджа приказал убрать соперницу — в букете бедной девушки оказалась змея, от укуса которой Никия умирает.
Из двух зол
Хореография Петипа, которая была выстроена гениальным балетмейстером аж в 1877 году, сильно уповала на пантомимные сцены. Именно поэтому многие последующие постановщики, тот же самый Чабукиани, Григорович, каждый на свой лад старались сделать ее более танцевальной, мобильной.
В челябинском театре в последнее время стремятся вернуться к первоисточнику. Возможно, это не всегда плохо, беда в том, что искусством пантомимы наши артисты владеют хуже, чем искусством хореографии. Из всей труппы, пожалуй, лишь Предеина достойно смотрится в таких сценах (помнится, она это продемонстрировала в антикварном балете «Наяда и рыбак»). Глубокие эмоциональные переживания героев, бушующие страсти — к сожалению, все это не находит достойного выражения. К тому же купюры мешают проследить образ каждого героя в развитии, эмоциональная волна минимальная, в результате кульминация — разрушение храма и гибель героя — смотрится как рядовое событие. Да и не совсем понятно, чего же он все-таки рушится, храм? Хорошо, что в программке объясняется: клятвопреступник герой, однако, и боги этим фактом возмущены до предела.
Невразумительно выглядела и встреча двух соперниц: Гамзатти, случайно узнав о сопернице, приглашает Никию во дворец. Она пытается убедить девушку отказаться от своей любви, предлагает ей богатства. Никия бросается на принцессу с кинжалом, ей мешает служанка, баядерка убегает, а Гамзатти клянется ее убить. В общем-то, схема происходящего есть — наполнения нет, той самой бури чувств, которые толкают нежную Никию на убийство, а гордую Гамзатти — на унижения. Словом, хотели придать балету активности за счет сокращения, но не учли, что мобильность не всегда измеряется количеством часов и минут.

Конфетный принцип
Впрочем, порцию удовольствия даже пристрастный зритель получил. Первое же появление Ясуоми Акимото вызывало овации и у публики. Солист буквально парил над сценой, зависая в прыжках. Легкий, подвижный, пластичный, артистичный — все таланты налицо. Жаль, что проявить таланты толком не удалось: парочка сольных номеров, а в остальном партнер для примы.
Хорош Евгений Атаманенко: даже в эпизодических ролях привлекает внимание темпераментом, фактурой, техникой. Жаль Валерия Целищева: отработав партию золотого идола, он уже на днях отправляется работать в Америку по контракту.
Екатерина Хомкина (Никия) уже не первый раз исполняет сольные партии. Ее героиня хрупкая, женственная, нежная — все как полагается. Однако главная сцена — смерти баядерки — погибает вместе с героиней. Постановщик усложняет жизнь артистки тем, что урезает до минимума сценический рисунок. Отсутствие танцевальных па для ног должны по идее компенсировать выразительные, как говорят, поющие, или говорящие, руки. Увы, последнее «прости» для любимого получилось невыразительным и состояло сплошь из острых углов.
Самое большое разочарование, пожалуй, доставил в этот раз кордебалет. Лишние килограммы были, а синхронности не было, хотелось бы наоборот. Как правило, серьезными техническими задачами кордебалет не затрудняют. Вся красота, а одновременно и сложность заключается в синхронности, которая добивается долгими, кропотливыми репетициями. Самое печальное, что все это наблюдалось, но не в «Баядерке». Впрочем, возможно, за основу взяли Шиву многорукого? Как знать.
Словом, впечатлений от просмотра много и разных. Но в целом послевкусие осталось тем же, что и после «Щелкунчика», — как у ребенка, которому дали красивую конфету, но фантик оказался пустой.

Впервые балет Минкуса «Баядерка» поставили в 1877 году, зрителям балет сразу полюбился благодаря эмоциональности и экзотике, которая так пришлась к месту в Европе. С тех пор «Баядерка» — один из выдающихся образцов балетного искусства. К сожалению, на сцене провинциальных театров его ставят нечасто. Для Челябинского театра оперы и балета это второй грандиозный проект после оперы «Жизнь за царя».

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»