Меню

*****

Сергей БОГДАН: «Смотри сопернику в глаза»

20.12.2007 00:00 240 (10875)

Недавно в информационном материале мы анонсировали интервью с новоиспечённым чемпионом мира по кикбоксингу. Напомню: меньше двух недель назад в португальском городе Коимбра завершилось планетарное первенство. Триумф на нём отпраздновал челябинец Сергей Богдан. И вот сегодня настало время исполнить обещанное.

Чемпионы из подвала

Правду говорят, что мысли материализуются. С утра еду на пресс-конференцию и попутно думаю о том, как бы мне договориться о встрече с Сергеем.

Его телефона у меня нет, видимо, придётся договариваться через пресс-атташе федерации единоборств. Но всё оказывается намного проще. Чемпион присутствует на пресс-конференции. Дальше — дело техники.

И вот в назначенное время я подъезжаю к общежитию агроинженерного института. Здесь с торца здания есть небольшое крылечко, а рядом вывеска «Кикбоксинг». Всё сходится. Тут мы и договорились встретиться. Вот только спортсмена почему-то нет. Набираю номер:

— Да-да! Сейчас, уже подъезжаю, — успокаивает Сергей.

Смотрю на часы — и ведь совсем не опоздал. Ровно, как договорились. А вот наш фотокорреспондент задерживается. Мы с Сергеем пока заходим в спортзал.

Помещение совсем небольшое со старым рингом, потёртыми грушами. Даже и не верится, что в таких условиях готовятся чемпионы мира.

— Все великие бойцы вышли из подвалов. Элитные спортзалы — это потом. Сначала — такие жёсткие условия, — комментирует Сергей.

Мы проходим в тренерскую, где есть стол и кресла. Записать интервью будет удобнее там.

— Ты заходи, устраивайся. А я вот здесь сяду, на месте главного — в кресло тренера, — гостеприимно распоряжается кикбоксёр.

— Как же так? Ты ведь чемпион, разве это не делает тебя главнее тренера? — задаю вопрос с подковыркой.

— Конечно нет. Тренер всё решает, а я воплощаю. Он главный, — не реагирует на мою провокацию спортсмен.

Хочу уйти победителем

— Ну ладно, давай начнём с того, как ты начал заниматься кикбоксингом?

— Я точно не помню, сколько мне было. Ещё в детстве начал. А на серьёзный уровень вышел тогда, когда попал в хорошие руки моего нынешнего наставника Фаригата Касымова. Мне тогда было 18 — 19 лет.

Под его руководством возмужал. Знаешь, это самое тяжёлое — переходный возраст. Когда боксируешь с юниорами, а потом резко переходишь во взрослую категорию. Совсем другая работа начинается. Проигрыши были. Психологически тяжело выходить на ринг.

— Как справлялся?

— Иногда очень сильно получал от своих противников, потом не хотелось тренироваться. Уговаривал себя. А в голове прочно засело, что я хочу уйти из спорта победителем.

Наверно, это и помогло остаться. А ты сам статьи пишешь? — неожиданно Сергей едва не перехватывает инициативу разговора.

— Да.

— Знаешь, у нас тут в зале ещё студенты агроинженерного института тренируются. У них есть спецпредмет в учебной программе, кикбоксинг называется. Вот они приходят.

— Не мешают?

— Нет, нормально. Мне кажется лучше пусть здесь время проводят, чем где-нибудь на улице. Кикбоксинг это более нужное дело, чем пьянка…

— А тебе когда-нибудь приходилось применять свои умения на улице?

— Нет, я не сторонник уличных драк. Любые конфликты стараюсь решать мирным путём. Драться буду, если придётся защищать себя или друзей.

— Были случаи?

— Приходилось для самообороны. Не хочу об этом говорить.

— А вообще кикбоксинг как прикладное единоборство насколько эффективен?

— Очень. Это же сочетание рук и ног. Он максимально приближён к уличному стилю.

Главное — ввязаться в драку

Приходится делать паузу в разговоре, чтобы позвонить фотографу, который, похоже, где-то заплутал. Он обещает, что будет с минуты на минуту, и мы продолжаем беседу.

— Давай поговорим о карьере. Расскажи о чемпионате мира, который недавно закончился.

— Подготовка была очень тяжёлой. Ещё с прошлого года начали целенаправленно тренироваться, подходить к турниру. Работали в три этапа. Сначала ездили в горы набирать физику. Потом ходил в школу бокса «Урал».

Там оттачивали технику в спаррингах. Третий этап — подготовка в составе сборной России. В Подмосковье на базе «Огниково» тренировались с командой. Ну а потом чемпионат мира… Поехали, победили. Вот и всё (Смеётся.).

Если серьёзно, вся сборная очень удачно выступила в Португалии. Мы всегда и везде в фаворитах. Последние 12 лет Россия стабильно занимает первое место в общекомандном зачёте.

— Как сложился турнир лично для тебя?

— Я пропускал первый круг квалификации как обладатель самого высокого рейтинга. То есть все боксировали, а я отдыхал. Ждал своего оппонента. Им мог стать хорват или индус.

Я смотрю бой, хочу оценить своего будущего противника, а там на первой же секунде европеец выигрывает нокаутом. Не удалось ничего понять: кто он, как с ним работать…

Да ладно, главное — ввязаться в драку. Оказалось, ничего в сопернике сверхъестественного нет. Нормально боксировал, ему нокдаун пару раз отсчитывали. В итоге я выиграл.

Второй бой был с португальцем. Все три раунда я его бил (Смеётся.). Там за него болели, поддерживали. Он как звезда местная. Знаю его вне ринга, мы с ним дружим, общаемся. Обменялись электронными адресами.

На финал мне достался швед. Тёмная лошадка. До этого его ни разу ни на каких соревнованиях видеть не приходилось. А по статистике, он почти все бои выиграл нокаутом. Причём руки у него слабенькие, зато ногами всех выхлёстывает.

Но я спокойно к этому отнёсся, а тренер мой ходит, переживает. Он посмотрел записи его боёв, а мне не показал и ничего не сказал. Я сам тогда у него спрашиваю: как мне с соперником работать?

Говорит, всё как обычно, в своей манере: быстро двигайся, работай на опережение и нормально будет. А я-то вижу, что он переживает…

Дружба вне ринга

— Ты сказал, что дружишь с португальцем. Не тяжело бить людей, с которыми в хороших отношениях?

— Жизнь это одно, а ринг — совсем другое. Спорт — это работа, а на работе мы оба профессионалы и просто делаем своё дело.

Вне ринга мы можем общаться, дружить, но потом выйти друг против друга, и для одного из нас этот бой может окончиться нокаутом.

— Расскажи о сборной России. Насколько тяжело пробиться в её состав?

— Очень тяжело. На чемпионат мира едут только по одному человеку в каждой весовой категории. Стать первым номером в рейтинге нашей сборной сложно. Вообще чемпионат России труднее выиграть, чем чемпионат Европы или мира.

Очень серьёзная конкуренция. Во многих городах есть школы, тренеры, много ребят занимается, поэтому уровень кикбоксинга в стране очень высокий.

— Тем не менее, получается, что чемпионат мира — высшая ступень в кикбоксинге.

— Да, выше уже нет.

— Но в других единоборствах есть олимпийские игры, а твой вид спорта в олимпийскую программу не входит…

— Просто кикбоксинг — очень молодой вид спорта. В России всего с 1991 года. Сейчас только набирает обороты. Может, в 2012-м или хотя бы в 2016-м будет представлен и на олимпиаде. Конечно, хотелось бы там поучаствовать, но не всё зависит от спортсменов, к сожалению.

— После чемпионата мира для тебя остаётся какая-нибудь мотивация заниматься этим видом спорта?

— Да. В следующем году чемпионат Европы, чемпионат России. Сейчас Новый год встретим и всё заново, всё с нуля начнём. Ведь как устроено: сначала полжизни человек работает на имя, а потом имя работает на него.

Вот добиваемся, чтобы меня знали (Улыбается.). Впрочем, хочу, чтобы со временем у меня появилась какая-нибудь стабильная работа, которая будет связана со спортом.

— Не думал в ближайшем будущем участвовать в коммерческих боях, как, например, серия К1?

— Профессиональный кикбоксинг — это профессиональный кикбоксинг. У меня пока была цель добиться всего, чего можно было на любительском уровне. Сейчас подали документы на заслуженного мастера спорта.

Присвоят — буду думать о профессиональном ринге. А предложения уже есть. 23 февраля в Москве пройдёт коммерческий турнир, в котором сборная России будет противостоять сборной мира.

Из Америки приедет Дон Дракон Уилсон и другие известные бойцы. Мне предложили участвовать, и я согласился. Буду драться с англичанином за титул чемпиона мира среди профессионалов. А дальше — посмотрим.

— Как твоя семья относится к такому жёсткому виду спорта?

— Родители, конечно, переживают, постоянно звонят. Для меня очень важна моральная поддержка с их стороны. Теперь у меня есть и вторая семья — это мой тренер Фаригат Касымов. Он со мной даже больше времени проводит, чем со своими детьми.

— На что-то, кроме тренировок, остаётся время?

— Стараюсь не запускать учёбу. В ближайшие дни сдаю вступительные экзамены в аспирантуру. На это уходит время. А так очень люблю компьютер. Увлекаюсь электронной музыкой.

Слушаю и сам пытаюсь сводить пластинки. В клубах пока не пробовал играть, но на своих вечеринках люблю стоять за диджейским пультом.

Долгожданная слава

В это время подошёл фотограф. Немало поплутав, он таки нашёл нас. Ничуть не стесняясь своего опоздания, Вячеслав Николаевич начинает командовать и устраивает Сергею настоящую фотосессию. Снимаем в зале. Поначалу чемпион немного смущается, но потом просто делает то, к чему привык на тренировках.

— А зачем вон там у вас камера от колеса лежит? — спрашиваю спортсмена.

— Мы по ней кувалдой бьём. Это очень хорошо мышцы плечевого пояса развивает.

Может, мы тебя с кувалдой сфотографируем?

— Да нет, зачем? Не надо. Давайте просто с грушей.

Сергей, в отличие от многих спортсменов, охотно говорит и много улыбается. Ощущения от разговора с ним остаются самые положительные. После импровизированной фотосессии спрашиваю его:

— Слушай, у тебя вчера пресс-конференция была, сегодня с утра на телевидении съёмки, сейчас вот интервью даёшь. Не надоели журналисты?

— Нет. Я же годами тренировался, работал до пота, чтобы побеждать на соревнованиях. Вот теперь победил, слава пришла, и я ею наслаждаюсь. Чувствую, что чего-то достиг.

Наслаждайся, чемпион, заслужил!

— Когда выхожу на ринг, сначала смотрю сопернику в глаза. Исход многих боёв решается в этот момент. Видно, если человек тебя боится или не хочет драться. Швед стоит напротив меня и даже не поднимает глаз.

Тогда у меня почти все опасения исчезли. В первом раунде начинаю с ним работать, и на опережение встречаю его ногой в живот. Он падает, начинает кататься, как будто я попал ему между ног.

Судья в ринге был эстонец, я руки развожу и говорю ему: «Я же не виноват». Он кивает, мол, видел, всё нормально. Но швед валяется, его тренеры выбежали. А ведь видно, что симулирует.

Но судей он всё-таки убедил, и мне сделали предупреждение, и это уже плохо. Продолжаем боксировать. Я стараюсь идти на сближение, а он меня вяжет, не даёт ударить. Тогда судья ему тоже предупреждение делает.

Во втором и третьем раунде он просто убегать начал. Видно, что не хочет боксировать, избегает контакта. Два раунда я погонял его по рингу и по очкам выиграл.

Пётр МАЛЕТИН, sportonight@mail.ru
ФОТО ВЯЧЕСЛАВА НИКУЛИНА

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»


in_other