Меню

Будем помнить

3 Августа 2016 - автор Подготовил Сергей ТАРАН
Анатолий Белозерцев: «Всего лишь миг живем мы в этом мире,
Пусть пятьдесят, пусть восемьдесят лет,
Но этот миг не станет звонким, зримым,
Когда любовь ему не дарит свет…»
Будем помнить
Ровно год назад, 1 августа, не стало Анатолия Константиновича Белозерцева - прозаика, поэта, публициста, журналиста, человека с открытым, горячим, пытливым сердцем, искреннего друга и наставника многих молодых творческих людей в созданной при Челябинском отделении Союза писателей литературной студии «Вдохновение».
Сегодня о замечательном южноуральском писателе вспоминают литераторы, близкие люди, которым повезло с ним общаться, работать, дружить.

Жизненные принципы

Ольга Карпенко:
- В списке контактов моего сотового телефона «живет» его номер: рука не поднимается удалить, молчит и электронный адрес. Ушла в прошлое и еженедельная челябинская страничка в газете «Правда». Вот и скажи после этого, что незаменимых людей нет… Каждый всегда незаменим по-своему. На церемонии прощания звучали сотни признаний, благодарностей, стихотворений — сколько же добра способен внести в нашу жизнь всего один человек, просто ни разу не прошедший мимо, ни разу не вступивший в сделку с совестью. Принципиальный, мужественный и чуткий, он всегда спешил помочь на своем посту корреспондента, редактора и председателя профкома Южно-Уральского книжного издательства, журналиста, председателя Челябинского отделения Союза писателей и, конечно, друга, коллеги, отца, деда, сына — словом, на посту Человека. Об этом говорили люди, об этом помнят.
Даже перед лицом смертельной опасности, скрывая приговор медиков от родных, Анатолий Константинович не оступился от своих жизненных принципов — быть честным перед людьми и совестью, не унижаться, не просить. Из неоконченного рассказа Анатолия Белозерцева явствует: «...Онкоцентру доверял больше. Прикидывал: через недельку все решится. Но тут выяснилось, что в онкоцентре такая очередь, что операции надо ждать дней десять, тогда как в больнице гарантируют прооперировать в течение трех суток… К тому же оказалось, что нужно что-то еще, чтобы попасть в эту очередь. Больших связей и больших денег у меня нет. Да и небольших тоже. И просить не у кого. Да и смогу ли просить?… Моя совесть меня победила…»

Повернув время вспять, вспомним, что родился Анатолий в военном 1941 году на берегу Камы, в рабочем поселке Лаишево Татарской АССР. Отец его погиб на фронте, мать поднимала троих детей одна. Характер Анатолий с юности ковал на примере их благородных высоких поступков, всю жизнь светло и возвышенно относился к фронтовому поколению.

В 1959 году начал работать литсотрудником газеты «Путь Победы», три года служил химиком-разведчиком в армии, печатался в армейской газете «За Родину!». По окончании журфака УрГУ работал в заводской газете «Челябинский металлург», редактором Челябинского областного радио, где за подготовку и ведение молодежной программы «Уральский меридиан» стал лауреатом областной комсомольской премии «Орленок». Во время своего руководства редакцией литературы и искусства Челябинской студии телевидения создал документальные фильмы о Борисе Ручьеве, Михаиле Львове, Людмиле Татьяничевой, Валентине Сорокине и Инне Лимоновой. На недавнем столетии Л.К. Татьяничевой фильмы А.К. Белозерцева об уральских поэтах широко демонстрировались в Челябинском краеведческом музее.

В 80 — 90-е годы Анатолий Белозерцев работал редактором в Южно-Уральском книжном издательстве и издательстве «Вариант-книга», сотрудничал с газетой «Советская Россия». В 2000-е годы возглавлял Челябинское отделение Союза писателей. Выпускал газету «Алое поле», публиковался в «Танкограде», «Правде», «За возрождение Урала». Писал много и эмоционально о волнующих событиях и злободневных проблемах, больше всего — о людях.

Анатолий Белозерцев — автор многих книг. Наиболее известные читателям «Созвездие Антура», «Утреннее соло», «Свет материнских глаз», «Священного призвания стихия», «Сильнее огня», «Такая любовь», «И мужество, как знамя, пронесли», «Повесть о русском генерале», «Сталинградский характер».

В 2014 году я стала свидетелем, как Анатолий загорелся подготовкой трехтомника к своему 75-летию, он считал его своеобразным юбилейным отчетом перед читателями. А вскоре увидел свет первый том «Зорянка моя, зорянка», и абсолютно счастливый автор появился в редакции ЧГПУ и вручил мне пахнущий типографской краской сборник, тираж которого еще находился в Доме печати, и благодарил за помощь в подготовке книги. Анатолий умел тепло и трепетно подписывать свои издания друзьям и коллегам, делал это с журналистским мастерством и искренней признательностью. В 2015 году вышла вторая книга трилогии «Это священное слово — Победа». Помню, как он, с одной стороны, торопился, горячо работая над нею, а с другой — как-то поделился со мной: «Зачем спешу, сделаю трехтомник, а что дальше?» Но так случилось, что третий том «Прощеное воскресенье», также тепло выполненный руками друга, Владимира Курбатова, изданный на собранные средства коллег по перу в конце 2015-го и бережно хранящийся в моей книжной коллекции, не содержит на титуле привычной дарственной надписи. Анатолия не стало.

16 июля 2016 года ему бы исполнилось семьдесят пять… Будем помнить.

Верность слову

Ревмира Степакова:
- Это было весной 1985 года. Анатолий Константинович принес в редакцию свою рукопись о знатном металлурге Иване Полегаеве. Работа была включена в тематический план Южно-Уральского книжного издательства в рубрике «Рабочая честь». По условиям этой серии повествование должно быть от первого лица – от героя книги. Вот почему автором книги «Брат братом силен» (название дал А.К. Белозерцев) указан Иван Полегаев, а литературным обработчиком – Анатолий Белозерцев.

Мы были ограничены сроком подготовки книги – работали даже вечерами, у меня дома. Сотрудничать с Анатолием Константиновичем было интересно и легко. Корректору Лидии Александровне Ильиной тоже пришлось срочно вычитывать рукопись: поджимал строгий график сдачи рукописи в производство. Помню, мы очень волновались с Анатолием Константиновичем, когда я отдала рукопись на подпись главному редактору. Оксана Сергеевна Булгакова дала разрешение на выход книги, не сделав ни одного замечания, что случалось очень редко: «Передайте мое поздравление Анатолию Константиновичу». Мы ликовали (к слову, по итогам квартала я получила за эту работу повышенную премию), и Анатолий Константинович доверительно сказал, что очень хотел бы работать в нашем издательстве. Он был настолько скромен, что не решался обратиться с подобной просьбой к руководству издательства.

Искренне желая помочь Анатолию Константиновичу, я тотчас вернулась в кабинет главного редактора. Возражения не было, и через несколько минут я постучала в дверь кабинета директора Александра Афанасьевича Золотова. Благо, кабинеты находились в одной приемной – один против другого. И Анатолий Константинович был принят на работу редактором. Тогда он сказал мне: «Ревмира Михайловна, я никогда не забуду, что вы сделали для меня». И не забывал. Спустя годы он принес мне свою новую книгу «Утреннее соло», подписав: «…С горячей признательностью за все то хорошее, что Вы сделали для меня…».

Надо сказать, что за эти несколько месяцев Анатолий Константинович сдружился с коллективом – организовал нам интересную экскурсию на Челябинский металлургический завод.

Мы проработали с ним лет шесть, спокойно, понимая друг друга, по-деловому творчески поддерживая. Даже выпустили вместе книгу «Тыл – фронту», где он был редактором, я – составителем.

Не случайно, вручая мне свою последнюю, изданную при его жизни, книгу «Это священное слово – Победа», подписал «… на добрую память о нашей совместной творческой работе в ЮУКИ».

В дальнейшие годы мы встречались на торжественных вечерах, посвященных пропаганде (так можно объединить всю разнообразую тематику) ее величеству Книге. Анатолий Константинович подходил ко мне с приветствием. Он не жалел добрых слов и не боялся быть благодарным. Помню, на презентации его первого тома («Избранные произведения» в 3-х томах), когда Наталья Рахматуллаева проникновенно читала его стихотворение:
«Всего лишь миг живем мы в этом мире,
Пусть пятьдесят, пусть восемьдесят лет,
Но этот миг не станет звонким, зримым,
Когда любовь ему не дарит свет…»,
с каким изумлением он смотрел на неё! Восхищенно сказал: «Не слышал подобного прочтения моего стихотворения. Спасибо». Искренний в поступках, ответственный в делах, лишенный малейшего лицемерия, он не стеснялся своих добрых чувств к окружающим.

Еще работая в издательстве, он вступил в ряды коммунистической партии. Три человека давали ему характеристику, в их числе и я. Мы вышли из партии в 1990-е годы, он — остался. Верность своему слову, своим убеждениям он сохранил до конца жизни.

В июне 2015 года хоронили Александра Афанасьевича Золотова. После церемонии прощания я тяжело спускалась по ступеням, ведущим к зданию крематория. Анатолий Константинович подбежал ко мне, взял под руку. Мы разговорились, вспомнили старых знакомых, он посетовал, что в последние месяцы многих похоронил, и спокойно добавил: «Печально и неизбежно». Это была наша последняя встреча.

Если у меня спросят, какие три главные черты характера, на мой взгляд, свойственны Анатолию Константиновичу, скажу: ответственность, доброта и любовь к людям.

Фото предоставлено Южно-Уральским книжным издательством

Поделиться

 



Разместить рекламу и объявление в газете «Вечерний Челябинск»